Loading...
Изменить размер шрифта - +
Откинулся в кресле, сделал унылый вид и спросил равнодушно:

– Не возражаете, если закурю?

– Нисколько. – Он вложил пистолет в карман и протянул мне сигареты и спички:

– С лучшими пожеланиями, Кэвел.

– Я не ношу с собой взрывающихся сигар, – проворчал я.

– Я и не предполагаю такого. – Он опять улыбнулся вполне дружелюбно.

– Знаете, Кэвел, исполнение плана доставляет мне громадное удовлетворение.

Почти такое же, как и то, что я перехитрил такого противника, как вы. От вас я натерпелся больше всего беспокойств. Вы чуть не сорвали все дело.

Такой противник мне встретился впервые.

– Если не считать американских инспекторов налогов, – сказал я. Идите к черту, Скарлатти! – Он рассмеялся. Я глубоко затянулся сигаретой, и в этот момент вертолет слегка качнуло, словно приподняло теплым потоком воздуха. Это меня насторожило. Я повернулся на сиденье и сказал Скарлатти полуиспуганно, полунервно:

– Ради бога, сядьте или прикрепите себя к какому‑нибудь крюку. Если эта посудина попадет в воздушную яму, вы можете раздавить эти проклятые ампулы.

– Спокойствие, мой друг, – утешил он, – в такую погоду мы вряд ли попадем в воздушную яму. – Он прислонился к косяку и скрестил ноги. Но я его не слушал. И не видел его. Я наблюдал за Баккли и заметил, что он тоже взглянул на меня исподтишка. Не поворачивая головы, слегка скосил глаза, настолько, чтобы Скарлатти не заметил.

Он едва заметно подмигнул веком. Несомненно, этот крупный ирландец все быстро схватывал. Он равнодушно опустил свою руку с рычага управления и сделал вид, что чешет бедро, пока не показал мне большой палец и ладонью знак: мол, все понял.

Я медленно дважды кивнул, глядя в лобовое стекло, чтобы не придавать значительности жестам. Даже чрезвычайно подозрительный человек не обратил бы внимания на наш обмен знаками, а Скарлатти был слишком удовлетворен успехом, чтобы быть настороже. Он не первый, кто расслабился, после того как игра оказалась в его пользу, и потерял все на последнем свистке. Я взглянул на Баккли. Он губами беззвучно произнес: «Сейчас». Я в третий раз кивнул и приготовился.

Уголком глаза заметил, как немного переменил позу Скарлатти, когда Баккли незаметно направил вертолет вверх. Неожиданно Баккли отжал рычаг управления вертолета от себя вперед, одновременно дав крутой крен, и Скарлатти потерял равновесие, полетел прямо на меня.

Я повернулся и чуть привстал, когда он налетел. Правой рукой нанес удар в грудь. Пистолет вылетел у него из руки, с силой ударился о приборную доску и лобовое стекло. Он дрался совершенно обезумев: коленями, ногами, зубами, кулаками, головой, локтями. Обрушился на меня, прижал в кресле и, не обращая внимания на ответные удары, с устрашающей силой и быстротой бил меня, рыча и стоная при этом, как раненое животное. Я был на двадцать лет моложе его и на двадцать фунтов тяжелее, но не мог справиться. Чувствовал, как кровь пульсирует в ушах, а грудь сдавливает тяжелыми тисками. Еще немного, казалось, и умру, погибну под градом ударов. Но вдруг удары прекратились. Он отскочил.

Оглушенный, окровавленный, с помутившейся от боли головой, я заставил себя оторваться от сиденья и устремиться за ним. Вертолет все еще шел вниз. Скарлатти приходилось отчаянно карабкаться по наклонному проходу, хватаясь за сиденья, чтобы не скатиться назад.

Он хватался только одной рукой, а в другой держал авоську с ампулами вирусов. Обезумевший Скарлатти мог на все пойти, но наверняка где‑то в уголке его сознания теснилась мысль, что больше нельзя грозить дьявольским микробом, поскольку через несколько секунд вертолет с мертвым пилотом за рулем окажется на улицах Лондона. И единственным живым на борту будет пойманный в ловушку Скарлатти.

Не успел я пробежать и половины прохода по салону, как он уже схватился за ручку двери и пытался открыть ее.

Быстрый переход