Loading...
Изменить размер шрифта - +
Это оказалось для него нелегко, поскольку наружное давление прижимало дверь. Он опустился на сиденье рядом с Мэри, уперся в дверь ногами и надавил так, что его смуглое лицо порозовело от усилий. Медленно, с трудом дверь стала поддаваться. А я был еще в шести футах от него.

Неожиданно пол выпрямился. Это Баккли вывел машину в горизонтальный полет. Дверь распахнулась, Скарлатти шатнулся и упал. Через секунду я оседлал его, волнуясь вовсе не за Скарлатти. Меня волновало то, что он держал в руке. Вырвал сетку, вывернув ему пальцы. Но тут он успел вскочить на ноги. И я стал драться за свою жизнь, драться одной рукой. Он молча, с бешеным выражением лица и явным намерением убить, нападал. Схватил меня за горло и сильно толкнул назад. Я попытался левой ногой уцепиться за сиденье, чтобы не упасть.

Вскрикнула Мэри. Нога моя не нашла опоры – сзади была открытая дверь.

Я мгновенно раскинул руки и напряг спину и плечи. Обе мои руки сильно ударились о металлические края косяка двери, а верхняя кромка резанула по затылку, как бритва. Мгновенно в моих глазах завертелись красные круги. Но я удержался. Не вывалился. Мэри с ужасом на мертвенно‑белом лице глядела на это с ближайшего сиденья. Она была почти рядом. Скарлатти держал меня за горло. Его лицо было на расстоянии дюйма от моего.

– Я предупреждал, Кэвел, – прохрипел он, – я предупреждал! Завтра будет миллион мертвецов, Кэвел. Миллион мертвых. И вы в этом виновны. Вы, не я! – он со всхлипыванием сильнее и сильнее сжимал мне горло скрюченными пальцами. Я был беспомощен. Даже на миг не мог шевельнуть руками, чтобы оттолкнуть его.

Чуть я шевельнись – и окажусь за дверью летящим вниз. Передо мной было бешеное лицо Скарлатти. Напряженно расставленные руки еле сдерживали вес тела, а Скарлатти все сильнее и сильнее толкал меня во тьму. Спиной я чувствовал холодный ветер и дождь. Так тоже умирают...

Попытался хоть как‑то высвободить левую руку, чтобы по крайней мере не захватить с собой сатанинский микроб, когда полечу вниз. Но и этого не в состоянии был сделать – пальцы словно прикипели к металлической кромке дверного проема.

Вдруг Мэри издала душераздирающий вопль. Руки ее были привязаны к передней спинке кресла, но ноги свободны. Она с силой выбросила их вперед.

У нее были итальянские туфли, и впервые в жизни я возблагодарил причуды моды за эти острые чудовища.

Скарлатти вскрикнул от боли, когда они вонзились ему пониже колен.

Ноги его на миг подвернулись. Это было мое спасение. Хватка за горло ослабла. Резким движением руки и шеи я оттолкнулся, выбросив левую ногу вперед. И он повалился навзничь.

Я отпрыгнул от двери и стал наносить удары ногой по его скрюченной фигуре, а потом побежал по проходу, машинально думая, почему медлит Баккли. Чтобы переключить вертолет на автоматическое управление и схватить пистолет, надо не больше десяти секунд.

И тут в дверях показался Баккли с пистолетом в руках, а я понял, что всего‑то и прошло не больше десяти секунд. Просто они мне показались вечностью... вот и все.

Увидев меня, Баккли бросил пистолет, я поймал его на лету, проявляя все время величайшую осторожность, чтобы не разбить ампулы. И сразу, с пистолетом в руке, быстро пошел назад. Но Скарлатти меня не преследовал.

Он спокойно стоял у дверного проема, все еще согнувшись от боли, и без всяких эмоций глядел на меня.

– Не утруждайте себя выстрелом, Кэвел, – сказал он, слегка выпрямившись.

– Я и не собираюсь стрелять, – ответил я.

– Конец мечте, – спокойно сказал он. Он стоял близко к двери, в которую врывались ветер и дождь, но не замечал их. – Так разрушаются мечты у таких, как я. – Он помедлил, взглянул на меня насмешливо:

– Вы, видать, никогда не ожидали меня в Олд‑Бейли?

– Нет, никогда не ожидал, – ответил я.

Быстрый переход