Изменить размер шрифта - +
Думаешь, я не проверил, болван?! Трогай!..

Пилоту ничего не оставалось, как запустить моторы. Оглушающий грохот, усиленный эхом, обрушился на нас в замкнутом пространстве ангара. Пилоту это нравилось не больше, чем мне. Но приходилось подчиняться. Опасность для жизни была очевидной. И вот вертолет проехал ворота ангара, а через тридцать секунд мы уже поднимались в воздух. Скарлатти успокоился, протянул руку к полке над головой и передал мне квадратную металлическую коробку. Он еще порылся наверху и вытащил обыкновенную сетку.

– Откройте коробку, переложите ее содержимое в сетку, – коротко бросил он. – Советую быть осторожным, увидите – почему.

Я увидел и проявил большую осторожность. Открыл коробку, где упакованные в солому лежали пять хромированныхстальных фляжек‑контейнеров. Одну за другой осторожно открыл их и с неимоверной осторожностью уложил стеклянные ампулы в сетку. Две ампулы были с голубыми пробками – два дьявольских микроба в хрупком стекле. Три были с красными пробками – ботулинусный токсин. Скарлатти вынул из кармана и протянул мне еще одну ампулу с голубой пробкой. Всего шесть. Ее я тоже осторожно поместил в авоську и отдал все Скарлатти. В вертолете было холодно, но я так вспотел, будто находился в парнике. Руки плохо слушались меня, приходилось делать усилия, чтобы они не дрожали. Поймал взгляд пилота, направленный на авоську. Не сказал бы, что взгляд его лучился счастьем. Он тоже знал о содержании ампул.

– Прекрасно, – сказал Скарлатти, забирая у меня сетку и кладя ее на ближайшее сиденье. – Теперь убедите своих друзей, что я готов выполнить свою угрозу.

– Не понимаю, о чем вы говорите?

– Сейчас поймете. Свяжитесь по радио со своим тестем и передайте ему.

– Он повернулся к пилоту. – А вы будете кружить над аэродромом. Мы до него быстро долетим.

– Но я не умею работать с радио, – сказал я.

– Вы просто забыли, – успокоил он, становясь слишком самоуверенным и не сомневаясь, что я все выполню. – Вспомните. Человек, воевавший в разведке, и не может пользоваться рацией? Я сейчас вернусь к вашей жене, вы услышите ее крик и тогда сразу вспомните.

– Что хотите от меня? – мрачно спросил я.

– Настройтесь на полицейскую волну. Вы должны знать, как она работает. Передайте, если они немедленно не освободят всех захваченных моих людей вместе с деньгами, которые у них, я буду вынужден бросить ботулинусный вирус и дьявольский микроб над Лондоном. Не знаю, куда они упадут, и не беспокоюсь об этом. Далее, если будут пытаться преследовать или захватить меня и моих людей, я использую токсин, несмотря ни на какие последствия. Что‑нибудь не так, Кэвел?

Я ответил не сразу. Уставился в иллюминатор, за которым были темнота и дождь.

– Все так.

– Я человек отчаянный, Кэвел, – тихо и напряженно сказал он. – Они выслали меня из Америки и думали, что со мной покончили. Полностью.

Негоден. Меня в Америке высмеяли. Я им покажу, как они ошиблись. Они узнают о величайшем ограблении всех времен. Когда вы перехватили нас на полицейской машине сегодня вечером, я много ерунды наговорил. Но в одном‑единственном был правдив: я достигну своей цели любой ценой, даже ценой собственной смерти. Ничто не остановит меня. Ничто на земле в последний момент не расстроит моих планов. Не надо смеяться над Энцио Скарлатти. Говорю сущую правду, Кэвел. Верите мне?

– Верю.

– Я, не колеблясь, исполню угрозу. Убедите их в этом. Вы должны убедить.

– Что ж, я убежден, но не могу ручаться за других. Однако попытаюсь.

– Для вас лучше их убедить, – спокойно сказал он. Я убедил. Через несколько минут блуждания по эфиру мне удалось напасть на полицейскую волну.

Быстрый переход
Мы в Instagram