Loading...
Изменить размер шрифта - +
..  И даже про то, как я пришел к  вам  и  дал  вам  настоящие
никарагуанские документы...
     - Вам выгодно упрятать меня в тюрьму?
     - Нет.  Вы скажете то, что посчитаете нужным сказать, после того  как
послушаете мои вопросы, обращенные к Кристе... Да, мы ее скоро встретим...
Я люблю ее...  Вот в чем штука... Ее зовут Криста  Кристиансен...  Точнее,
Кристина...  Вы скажете то, что сочтете нужным сказать, только после того,
как Вутвуд - это наш  корреспондент,  он  придет  к  автобусу,  -  запишет
показания Кристы...  И  мои...  По  нашим  законам  всегда  требуется  два
свидетеля.  Я - не в счет, если бы для дела хватало моих и ее показаний, я
бы не стал вас просить...
     -  Хотите  ударить  по  тем  национал-социалистам,  которые  ушли  от
возмездия? Я так вас должен понимать?
     - Так.
     - Объясните, какое отношение к этому имеет ваш друг Эйслер?
     - Непосредственное...
     - Есть доказательства?
     - Достаточно веские, хоть и косвенные...
     - Ваша женщина... Криста... Ей есть что сказать?
     - Да.
     - Она вам призналась в чем-то?
     - Она любит меня.
     - Она вам открылась?
     - Нет.
     - Хорошо, давайте я послушаю  то,  что  она  станет  говорить  вашему
Вутвуду...


     ...0н не смог этого сделать.
     Его поразило лицо Роумэна, когда из автобуса  "Сур-Норте"  вышли  все
пассажиры, а женщины, которую он ждал, не оказалось.  Его  лицо  сделалось
белым, словно обсыпали мелом; когда он провел  пальцами  по  лицу,  словно
снимая с себя маску, на лбу и щеках  остались  бурые  полосы,  будто  кожу
прижгли каленым железом.
     Он взбросился в автобус, словно атлет; движения его были стремительны
и  пружинисты;  шофер,  испугавшись  чего-то,   сказал,    что    красивую
голубоглазую  сеньориту  с  черно-рыжим  котенком  в  руках  встретили  на
двадцать седьмом километре два сеньора; судя по  описанию,  один  из  них,
понял Роумэн, был Густавом Гаузнером; вторым был не Кемп, а кто-то другой,
приметы не сходились - не цвет волос  и  форма  рта,  это  можно  спрятать
гримом, а рост: был очень высоким.
     - Сеньорита сразу же согласилась выйти из автобуса? - спросил Роумэн.
-  Она  ничего  не  сказала  вам  или  своим  соседям  по    креслу?    Не
сопротивлялась?
     - Нет, нет, иначе бы я почуял дурное, кабальеро... Она сразу же вышла
с седым, и они сели в его машину...
     - Какая машина?
     Штирлиц подсказал:
     - "Шевроле"? На дверцах было что-то написано?
     - Нет, нет, это была другая марка, - ответил шофер. -  Я  думаю,  это
был "остин", во всяком случае, что-то очень старомодное.
Быстрый переход