Loading...
Изменить размер шрифта - +
– Ты рассказывала, что в тысяча девятьсот

шестом году были затоплены целые горо-да.
– Все равно стоит проверить, – сказала Финн, пожимая плечами.
– Только давайте не будем тянуть, – поморщившись, предложил Гвидо. – В жизни не дышал такой мерзостью.
Голландец был прав. Температура воздуха повысилась до тридцати восьми градусов, и от вони дохлой рыбы и гнили дышать становилось все

труднее. Казалось, высшие силы ус-лышали пожелание Гвидо, и уходящий под воду трос, который указывал на положение Эли, дернулся.

Брини Хансон встал и включил большой компрессор, стоявший на задней палубе. Послышался глухой неприятный скрежет, и мощная вакуумная

труба из пластика, укреп-ленная проволочными скрепами, начала надуваться, когда заработали насосы, всасывающие со дна песок и ил.

Конец трубы был вставлен в проволочную клетку, чтобы все, что будет поднято со дна, осталось в ней.
На поверхности появился одетый в гидрокостюм Эли Санторо, стащил с лица маску, бросил ее на палубу и взобрался наверх по короткой

лесенке. Некоторое время он молча стоял, с отвращением глядя на темную воду. Его мокрый костюм покрывала серо-коричневая слизь. Пахло

от него, как из открытого канализационного люка.
– Там просто омерзительно, – тяжело дыша, проворчал он.
– Что-нибудь удалось найти? – спросила Финн.
– Около шести футов грязи и слой дохлой разлагающейся рыбы. – После короткой паузы он засунул руку в маленькую сумочку, пристегнутую

к поясу. – И это.
Он бросил небольшой предмет в центр старого карточного стола. Вакуумный насос за-хрипел так, словно что-то застряло у него в глотке.

Предмет из сумочки Эли тускло побле-скивал на столе. Он имел форму грубого овала толщиной в четверть дюйма и размером с небольшую

мелкую тарелку. Посередине они увидели грубый оттиск испанского креста со столь же небрежно начертанной датой: 1521. Тарелка была из

массивного золота. За тысячу лет до того, как на ней выбили дату, она служила изображением Кукулькана, крылатого бога созидания,

которого майя почитали, когда испанцы еще были иберийскими охотниками и собирателями и жили в пещерах.
– Сокровище Кортеса.

В тот же день, в семь часов вечера по атлантическому времени самолет «сессна мус-танг», принадлежащий компании «Ноубл

фармасьютикалс», исчез над Мексиканским зали-вом. Согласно полетному листу, единственным пассажиром был Джеймс Джонас Ноубл, глава

гигантской фармацевтической корпорации и отец плейбоя и искателя приключений Харрисона Ноубла, который недавно пропал, когда

отправился во главе археологической экспедиции на Юкатан. Не исключалось, что история с самолетом магната явилась следст-вием

преступного умысла. Кое-кто полагал, что самолет вторгся в воздушное пространство Кубы и был сбит. Кубинские власти отказались давать

какие-то комментарии.
Через два часа после исчезновения Джеймса Джонаса Ноубла кардинал Энрико Росси, помощник государственного секретаря Святого престола

в Ватикане и один из директоров «Банка Венеции», отделения Ватиканского банка в Риме, умер за своим письменным столом, по всей

видимости от сердечного приступа. Ему исполнилось семьдесят семь лет, и все знали, что он выкуривал две пачки «Мальборо» в день.
Папа, старый друг Росси, издал указ о проведении через три дня большой заупокойной мессы.
В газетах также сообщалось, что ранним вечером Клаудио Сакки, репортер итальян-ской газеты «Ильтемпо Рома», прославившийся своими
журналистскими расследованиями, был сбит автомобилем, водитель которого скрылся с места происшествия.
Быстрый переход