Изменить размер шрифта - +

     - Остановись здесь, - приказал Радниц, нажимая кнопку.
     Поднялась стеклянная перегородка, отделяя пассажирский салон от водителя.
     Едва машина остановилась, из тени вышел коренастый человек. Даже в неярком свете было заметно, что одет он убого. На нем были донельзя

заношенные брюки, мятая шляпа, мешковатое пальто темного цвета. Он подошел к машине, и Радниц сразу открыл дверцу “Роллс-Ройса”. Мужчина,

которого звали Игорь Дузенский, сел рядом с Радницем. Радниц тут же через переговорное устройство приказал Ко Ю медленно покружить по площади.
     - Не так быстро.., сохраняй только видимость движения. - И он выключил микрофон.
     - Итак, мой друг, - обратился он к Дузенскому, - я надеюсь, мы сможем наконец закончить. Ваша страна не единственная, кто интересуется этим

делом. И так слишком много времени потрачено зря.
     Дузенский сложил грязные руки на коленях. Тепло внутри салона после долгого ожидания на холоде расслабляло. Вдохнув дым дорогой сигары и

аромат французского одеколона, он остро почувствовал собственную бедность. Если этот капиталист, которого его правительство считает прожженным

мошенником, надеется подавить его, то скоро Радница ожидает неприятный сюрприз.
     - Нас не могут подслушать? - спросил Дузенский на немецком.
     - Нет.
     - Водителю можно доверять?
     - Да. - Краткие ответы Радница показывали, насколько ему скучно.
     Пауза, затем Дузенский сказал:
     - Я консультировался с моими людьми. Они полагают, что скорее всего ваше предложение нереально.
     Радниц взял сигару:
     - Это я могу понять. У меня тоже были некоторые сомнения, но теперь они позади. Короче. Я могу передать вашему правительству формулу ZCX.
     - В это как раз я могу поверить, однако... - недовольно сказал Дузенский. - Совершенно очевидно, что мы могли раздобыть формулу и без вашей

помощи, но что это дает? Напомню вам, что формула зашифрована и код неизвестен. Вот уже два года, как американцы безуспешно бьются над

расшифровкой. Даже они признали свое поражение.
     - Я расшифрую этот код, - спокойно сказал Радниц. - Нет ничего невозможного для человека, имеющего мозги и деньги. Я имею и то и другое. Я

предлагаю вашим людям расшифрованную формулу. Если вы будете не удовлетворены, я верну вам деньги. - Радниц некоторое время рассматривал тлеющий

кончик сигары. - Все очень просто. Что еще проще, так это договориться об оплате.
     Он глянул через окно. Они ехали по Карл-Маркс-аллее мимо залитых светом магазинов - лучших из лучших. Но все же они не шли ни в какое

сравнение с магазинами в западном секторе.
     - Вы серьезно? - Голос Дузенского задрожал. - Вы способны раскодировать то, от чего отступились американские специалисты?
     - Я бы не тратил даром время, находясь здесь, если бы это было не так, - скучным голосом сказал Радниц. - Вы что, полагаете, для меня

удовольствие подвергаться глупым таможенным формальностям только для того, чтобы любоваться вашей физиономией и нищими витринами магазинов? -

Радниц махнул в сторону пустынной улицы. - Я спрашиваю снова - сколько вы предлагаете? Дузенский перевел дыхание.
     - Я уполномочен передать вам, что за формулу заплатят двести пятьдесят тысяч долларов. - Он замолчал, потом добавил:
     - Целое состояние!
     Радниц рассматривал кончик сигары.
Быстрый переход
Мы в Instagram