Изменить размер шрифта - +
- Пришлите мне телеграмму, - Он открыл дверцу машины.
     Ненавистью сверкнули из-под шляпы глаза Дузенского, однако он ничего не сказал и вышел из машины. Радниц тут же опустил стекло, отделявшее

его от Ко Ю:
     - К границе, и побыстрее!
     Они прибыли к пропускному пункту через пять минут, но этого времени Дузенскому вполне хватило, чтобы позвонить. Двое солдат в ушанках уже

поджидали их.
     Шлагбаум был поднят, и машина въехала на территорию пропускного пункта. Вновь потребовался паспорт Радница. Чиновник не торопился. Радниц

ожидал вместе с еще несколькими американцами, которые приезжали в Восточный Берлин для того, чтобы посетить “Комише Опер”. Вскоре американцы

ушли. Радниц ждал. Наконец, после почти двадцатиминутного томления, чиновник поставил отметку в паспорте и с самодовольной ухмылкой вернул

паспорт Радницу, жестом давая понять, что он, свободен.
     Толстяк был взбешен, но он молча вернулся к машине. Там уже копошилось двое солдат. Открыв капот и багажник, а также все дверцы, они дюйм

за дюймом осматривали внутренности машины. Радниц ходил взад-вперед, пытаясь хоть как-то согреться, и еле сдерживал клокотавшую в нем ярость.
     Ко Ю подошел к нему, на его желтом лице было беспомощное выражение.
     - Простите, сэр. Они спрашивают про обогреватель, - сказал он.
     Радниц подошел к “Роллс-Ройсу”.
     - В чем дело? - спросил он по-немецки. Один из солдат осветил большой радиатор, закрепленный под днищем машины:
     - Что это?
     - Обогреватель салона.
     - Мы видим. Необходимо его снять.
     - Снять? - Полузакрытые глаза Радница почернели. - Но зачем? Это обогреватель. В нем ничего нельзя спрятать.
     - Его нужно снять, - деревянным голосом сказал солдат. - Мы хотим осмотреть его. Радниц глянул на Ко Ю:
     - Ты сможешь его снять?
     - Да, сэр, но это займет много времени.
     - Сделай это. - Радниц забрался в салон машины, закурил сигару, пытаясь держать под контролем свои эмоции. Он понимал, что находится на

чужой территории и эти безмозглые животные в ушанках в данном случае обладают большей властью, чем он. Включив освещение, он начал просматривать

документы, извлеченные из саквояжа.
     Двое солдат с интересом наблюдали, как Ко Ю снимает обогреватель. Двадцатью минутами позже поднялся шлагбаум, и на территорию контрольно-

пропускного пункта въехала машина. Из нее выпрыгнул Дузенский и быстро направился к “Роллс-Ройсу”. Отослав солдат, он открыл дверцу машины и

скользнул на сиденье рядом с Радницем. Солдаты разрешили Ко Ю поставить радиатор на место и отошли.
     - Извините, - сказал Дузенский. Запах пота, исходящий от его тела, заставил Радница глубже затянуться сигарой. - Это слишком важно. Я был

вынужден задержать вас. Мы согласны и уплатим три с половиной миллиона долларов при условии, что вы передадите в наше распоряжение

расшифрованную формулу.
     Радниц сделал несколько пометок на документах, которые просматривал. Еще пару минут он читал их, затем отложил в сторону и глянул на

Дузенского.
     - Мне пришлось провести почти час на холоде, - сказал он. - Мое время дорого стоит. Я не могу выносить подобные издевательства от

коммунистического правительства.
Быстрый переход
Мы в Instagram