Изменить размер шрифта - +
  На минуту он остановился:  да будь же ты

проклято,  он и вправду вряд ли удержит шест дальше! Слишком

тяжело для одного человека;  даже опираясь серединой на край

выступа, шест перевешивался и готов был сорваться вниз. Пра-

вило рычагов, смутно вспомнил Клайд какой-то раздел школьной

физики,  этот тяжелый кленовый шест в конце концов опрокинет

его самого своим нарастающим весом. Он продвинул его на нес-

колько сантиметров дальше к метеориту.  Шест закачался,  ко-

нец, который удерживал Клайд, поднялся вверх, увлекая за со-

бой все его тело.  Еще мгновение - и кленовый  шест  полетел

вниз  с  выступа.  Он глухо ударился о валун,  перекатился в

сторону и остался лежать на гальке.  И сам  Клайд  только  с

трудом удержался на ногах, бормоча ругательства.

   Он стоял на выступе обрыва и тупо смотрел на метеорит, на

длинный  кленовый  шест,  с  такими  усилиями  сделанный им.

Злость и отчаяние охватили его.  Столько думать, столько ра-

ботать - и ничего не добиться!  А время идет. Еще немного, и

вода в реке может начать убывать,  и тогда уже нельзя  будет

сделать и этого. Пройдет деньдва, возвратится Фред Стапльтон

со своими специалистами, а метеорит будет спокойно лежать на

берегу, его заберут отсюда люди в противогазах.

   "Да не имею я права бездействовать,  не могу  я  оставить

все это так,- снова твердил себе Клайд,- не могу, потому что

затея Фреда чудовищна,  а он безусловно сделает так, как за-

думал: он упрямый и настойчивый, особенно когда дело касает-

ся денег.  Но ведь это невозможно, недопустимо, и Джеймс-Ко-

ротышка проклял бы меня, если бы я не помешал Фреду, да раз-

ве это не ясно, разве не бесспорно?.."

   Гневная злость на Фреда Стапльтона, из-за которого проис-

ходили все неприятности и трудности, бессильная злость отто-

го,  что он не мог ничего предпринять, все больше овладевала

Клайдом.  "Если не помешать авантюре Фреда сейчас, в зароды-

ше,  то  никто  уже не сможет помешать ей,  когда фиолетовую

плесень начнут культивировать.  Я обязан, обязан что-то сде-

лать!"

   Он еще раз взглянул на метеорит - зловещее и грозное  на-

поминание о будущей смерти,  которая настигнет ничего не по-

дозревающих людей и бесследно уничтожит  их.  "Как  я  смогу

смотреть в глаза кому-нибудь, как я смогу перенести молчали-

вый упрек в печальном взгляде Джеймса Марчи,  он  будет  чу-

диться мне всюду и везде, если я..."

   - А,  да пропади все пропадом, я не могу иначе! - исступ-

ленно крикнул Клайд.

   С холодным,  удивлявшим его самого отчаянием он  развязал

полотенце  на поясе,  открыл флягу с водой и обильно намочил

его.  Затем, уже не думая больше ни о чем, он обвязал мокрым

полотенцем голову и спрыгнул вниз с выступа оврага, на кото-

ром стоял.

   Под ним  были  неровные желтые и бурые валуны,  около них

лежал длинный кленовый шест, который он уронил с выступа ов-

рага,  чуть не сорвавшись сам. А впереди, метрах в пятнадца-

ти,  лежал черный метеорит,  за которым бурлило и  клокотало

пеной и брызгами течение горной реки.

   Клайд охватил шест обеими руками и,  наклонив его толстый

конец,  как копье средневекового воина, упрямо двинулся впе-

ред. Он не чувствовал тяжести шеста: все его мысли были нап-

равлены на то,  чтобы с размаху, именно как копьем удаипть в

черную поверхность метеорита,  к которому  он  приближался,-

черную  поверхность,  над которой все ближе и ближе он видел

узорные листки проклятой фиолетовой плесени.

Быстрый переход