Изменить размер шрифта - +
  Там,  где
Хитклифа называли  при  ней  "молодым  хулиганом",  "низменным  существом,
которое хуже скота", она всячески старалась не вести себя подобно ему;  но
дома она была ничуть не склонна проявлять вежливость, которая  вызвала  бы
только смех, или сдерживать свой необузданный нрав, когда это не  принесло
бы ей ни чести, ни похвал.
   Мистер Эдгар не часто набирался храбрости  открыто  навестить  Грозовой
Перевал. Его отпугивала дурная слава  Эрншо,  и  он  уклонялся  от  лишней
встречи с ним. Мы тем не менее всегда принимали его, как могли,  любезней:
сам хозяин старался не оскорблять гостя, зная, зачем он приезжает; и  если
не мог быть учтивым, то держался  в  стороне.  Мне  думается,  Кэтрин  эти
визиты были не по  душе:  она  не  умела  хитрить,  не  проявляла  никогда
кокетства, - она явно предпочла бы, чтобы  два  ее  друга  не  встречались
вовсе; когда Хитклиф в присутствии Линтона выражал свое презрение к  нему,
она не могла поддакивать, как делала это в его отсутствие; а когда  Линтон
выказывал неприязнь и отвращение к Хитклифу, не могла принимать его  слова
с безразличием, - как если бы презрение к товарищу детских  игр  нисколько
не задевало ее. Я не раз посмеивалась над ее затруднениями, над  затаенной
тревогой, которую она напрасно пыталась укрыть от моих насмешек. Нехорошо,
вы скажете, но Кэтрин  была  так  горда  -  просто  невозможно  бывало  ее
пожалеть в ее горестях, пока не заставишь ее  хоть  немного  смириться.  И
гордячка в конце концов все-таки пришла ко мне с  исповедью  и  доверилась
мне: больше ей не к кому было обратиться за советом.
   Однажды мистер Хиндли ушел из дому после обеда, и  Хитклифу  вздумалось
устроить  себе  по  такому  случаю  праздник.  Ему  тогда,  пожалуй,   уже
исполнилось шестнадцать лет, и хотя он был недурен собой, да и разумом  не
обижен, он умудрялся производить впечатление чего-то отталкивающего  и  по
внешности и по внутренней сути, хотя в его теперешнем облике от  этого  не
осталось и  следа.  Во-первых,  к  тому  времени  уже  изгладилось  благое
действие полученного раньше воспитания: постоянная тяжелая работа от  зари
до зари убила в нем былую любознательность, всякую тягу к книгам и учению.
Сознание  собственного  превосходства,  внушенное  ему  в   детские   годы
пристрастием старого Эрншо, теперь угасло. Он долго силился идти вровень к
Кэтрин в ее занятиях и сдался с мучительным, хоть и безмолвным сожалением;
но сдался бесповоротно. Когда он убедился, что неизбежно должен  сойти  на
низшую ступень, то уже нипочем не желал сделать хоть шаг, который позволил
бы ему подняться. А духовный упадок отразился и на  внешности:  он  усвоил
походку  вразвалку,  неблагородный  исподлобья  взгляд;  его  прирожденная
замкнутость перешла в чрезмерную, почти маниакальную нелюдимость;  и  ему,
как видно, доставляло мрачное удовольствие внушать немногим своим знакомым
неприязнь - уважения он не искал.
   Они с Кэтрин все еще неизменно проводили  вместе  часы,  когда  он  мог
передохнуть от работы; но он перестал выражать  словами  свое  влечение  к
подруге и с гневным недоверием отклонял ее  ребяческие  ласки,  как  будто
сознавая, что не могла она с искренней радостью расточать  перед  ним  эти
знаки любви.
Быстрый переход
Мы в Instagram