Изменить размер шрифта - +
А Джозеф остался, потому что ему нравилось куражиться
над арендаторами и работниками; и еще потому, что в  этом  он  видит  свое
призвание: быть там, где творится много зла, - чтобы было чем попрекать.
   Дурная жизнь и дурное общество господина служили печальным примером для
Кэтрин и Хитклифа. Хиндли так обращался с  мальчиком,  что  тут  и  святой
превратился бы в черта. И в самом  деле,  Хитклиф  был  в  ту  пору  точно
одержимый. Он с наслаждением следил, как Хиндли безнадежно опускается; как
с каждым днем крепнет за ним слава до дикости угрюмого,  лютого  человека.
Не могу вам передать, какой ад творился в нашем доме.  Священник  перестал
навещать нас, и под конец ни один из приличных людей и близко не  подходил
к нашему порогу - если не считать Эдгара Линтона, который захаживал к мисс
Кэти. В пятнадцать лет она была королевой здешних мест; ей не было равной.
И какой же она стала высокомерной упрямицей! Признаюсь,  я  разлюбила  ее,
когда она вышла из детского возраста; и я часто сердила барышню, принуждая
ее поубавить свою заносчивость; у нее, однако ж, никогда не  возникало  ко
мне  неприязни.  Она  отличалась  удивительным   постоянством   в   старых
привязанностях:  даже  Хитклиф  неизменно  сохранял  свою  власть  над  ее
чувствами, и молодой Линтон при всех его преимуществах не смог  произвести
такое же глубокое впечатление. Он и был моим  покойным  господином:  здесь
над камином его портрет. Так они и висели раньше: с одной стороны этот,  с
другой - портрет его жены; но тот потом убрали, а то бы вы могли составить
себе представление, какова она была. Вам видно?
   Миссис Дин подняла свечу, и я различил  на  холсте  мужское  с  мягкими
чертами лицо, чрезвычайно напоминавшее  ту  молодую  женщину  на  Грозовом
Перевале,  только  с  более  вдумчивым,  ласковым  взглядом.   Облик   был
обаятелен: длинные светлые волосы слегка вились на висках; глаза большие и
печальные; стан как-то слишком грациозен. Я не удивился, что Кэтрин  Эрншо
забыла своего первого друга для такого  человека.  Меня  поразило  другое:
если его душевный склад соответствовал внешнему виду,  как  могла  пленить
Эдгара Линтона Кэтрин Эрншо - такая, какою она рисовалась мне?
   - На портрете он очень хорош, - сказал я ключнице. - Он здесь похож  на
себя?
   - Да, - отвечала она, - но ему очень шло, когда он  немножко  оживится;
здесь перед вами его лицо, каким оно бывало большей частью. Ему вообще  не
хватало живости.
   Кэтрин, прожив у Линтонов пять недель, не переставала поддерживать  это
знакомство; и так как в их среде ее ничто не соблазняло раскрывать  дурные
стороны своей натуры - потому что она была достаточно разумна и  стыдилась
быть грубой там, где встречала неизменную  учтивость,  -  она  без  всякой
задней мысли сумела понравиться старой леди и джентльмену своею  искренней
сердечностью и вдобавок завоевать восхищение Изабеллы и сердце  ее  брата.
Это льстило сначала ее тщеславию, а потом привело к тому, что  она,  вовсе
не желая никого  обманывать,  научилась  играть  двойную  роль.  Там,  где
Хитклифа называли  при  ней  "молодым  хулиганом",  "низменным  существом,
которое хуже скота", она всячески старалась не вести себя подобно ему;  но
дома она была ничуть не склонна проявлять вежливость, которая  вызвала  бы
только смех, или сдерживать свой необузданный нрав, когда это не  принесло
бы ей ни чести, ни похвал.
Быстрый переход
Мы в Instagram