Loading...
Изменить размер шрифта - +
  Тогда
десяток пожарных труб, соединив струи в одну, направили этот мощный поток на
голову слона, прямо в глаза. Это слону не понравилось. Он заревел и двинулся
на  пожарных  так  решительно,  что  атакующие  дрогнули  и,  бросив шланги,
разбежались. В один момент шланги были порваны,  машины перевернуты. С этого
момента счета, которые должен был оплатить Штром, начали  быстро возрастать.
Слон был рассержен. Между ним и людьми  была объявлена война, и  он старался
показать,  что  эта  война  не  дешево обойдется людям.  Он  утопил в  озере
несколько пожарных автомобилей,  разломал  лесную  сторожку,  поймал  одного
полицейского и забросил его высоко на дерево. И  если раньше  он  проявлял в
своих действиях осторожность, то теперь был необуздан в своем вредительстве.
Но  и в этой разрушительной работе он  проявлял все тот же необычайный ум, и
вреда  он  мог  причинить  гораздо  больше,  чем  обыкновенный,  хотя  бы  и
взбесившийся слон. Когда полицей - президент получил сообщение о событиях во
Фридендорфском лесничестве,  он  отдал  приказ: мобилизовать  большие отряды
полиции,  вооружить их  винтовками, оцепить лесничество и убить слона. Штром
был в отчаянии: другого такого слона не найти.  В глубине души директор  уже
примирился с тем, что  придется платить за проделки слона: Хойти - Тойти все
вернет  с лихвой,  только бы он одумался. Штром умолял  полицей - президента
задержать  выполнение  приказа,  все  еще  надеясь  как  -  нибудь  овладеть
строптивым слоном.
     - Я могу дать  вам десять часов, - ответил  полицей - президент. -  Все
лесничество через час будет оцеплено Если потребуется, то в помощь полиции я
вызову войска. Штром созвал экстренное совещание, в котором  приняли участие
чуть  ли не все  артисты  и служащие  цирка, присутствовали  также  директор
зоологического сада со своими помощниками. Через пять часов после  совещания
лесничество   было  покрыто  замаскированными  ямами  и  капканами.   Всякий
обыкновенный слон попался бы в эти хитро расставленные ловушки. Но Хойти был
Хойти. Он обходил заграждения, разрывая маскировку ям, не наступал на доски,
которые были соединены  с тяжелой  болванкой, подвешенной на  веревке. Такая
болванка, упав на голову слона, могла оглушить и свалить  его. Срок истекал.
Сильные  отряды  все теснее сжимали кольцо блокады. Полицейские с винтовками
подходили к  озеру, возле которого находился слон. Уже между  стволами видна
была  огромная туша  Хойти.  Он набирал  в хобот воды и, подняв  его  вверх,
пускал  целый фонтан, который  рассыпался в воздухе и  падал  дождем  на его
широкую спину...
     - Приготовься!  - тихо  скомандовал  офицер. И  затем крикнул: - Огонь!
Грянул залп. Лесная  чаща ответила многократным эхо.  Слон  дернул головой в
сторону   и,  обливаясь  кровью,  направился  прямо  на  людей.  Полицейские
стреляли, а слон, не обращая внимания на пули, продолжал бежать. Полицейские
были не плохие стрелки, но они не  были знакомы с анатомией слона, и их пули
не задевали жизненно важных центров слона - мозга и сердца. От боли и страха
слон  дико заревел, вытянул  хобот  вперед, потом  быстро  скатал его: хобот
очень  важный орган, без хобота животное погибает;  и потому  слоны только в
самом крайнем случае  пользуются им,  как орудием обороны и нападения.
Быстрый переход