Loading...
Изменить размер шрифта - +

     Мой пристальный взгляд,  видимо,  освобождает  ее  от  телевизионного

гипноза, и она бормочет:

     - Собственно, да. Говорил, чтоб вы приехали завтра утром.

     "Завтра утром" - это не  раньше  семи  часов.  А  еще  надо  проехать

пятьсот километров до Мюнхена. Даже при наилучшем развитии событий встреча

с Петко до обеда не состоится.

     Но и тут крутиться и привлекать внимание соседей не следует. Трогаюсь

снова в центр, оказываюсь на какой-то  площади  с  церквушкой  и  сквером.

Ночь, цепочка уличных фонарей, красная неоновая надпись: "Кюраско".

     Наконец хоть что-то знакомое среди этой чужой  обстановки!  Рестораны

Кюраско известны своеобразным меню: в них подают только жареную  говядину,

причем тех животных, которых специально откармливают в Аргентине.  Прохожу

в центр зала в поисках свободного места и вдруг слышу знакомый голос:

     - Вы одни, Майкл?

     Первое впечатление такое, словно я сплю и надо немедленно проснуться.

И сразу возникает желание превратиться в невидимку.

     - Один, Уильям.

     - В таком случае прошу ко мне. Я тоже один.

     И чтоб я не подумал, что он набивается  ко  мне  в  компанию,  Сеймур

добавляет:

     - Все равно не найдете свободного столика. Это последний.

     Да, это Сеймур. Такой же, каким я помню его  по  Копенгагену,  такой,

каким я его вижу в своих снах. Седоватые  волосы,  серые  холодные  глаза,

мужественное лицо с чуть заметным выражением уныния.

     Мне не  остается  ничего  другого,  как  играть  в  непринужденность.

Неторопливо опускают на стул напротив и спрашиваю:

     - Вы уже заказали?

     - Нет. Ждал вас. - На его тонких губах появляется что-то  похожее  на

улыбку. - Конечно, я вас не ждал. Но знаете, Майкл, я всегда  был  уверен,

что мы когда-то еще увидимся.

     - Вы мне льстите, Уильям. Я думал, что вы уже давно забыли обо мне.

     - Для меня в самом деле было бы удобнее забыть вас. Да что поделаешь:

я никогда не забываю свои поражения.

     Уильям протягивает пачку "Кента" и сам по  старой  привычке  зажимает

сигарету в правом углу рта.

     - Чтоб не испортить вам аппетит, хочу сразу сказать, что та история в

Копенгагене для меня - дело прошлое. Нет, я ее не забыл, однако уже  давно

сдал  в  архив.  Следовательно,  можете  спокойно  есть  филе   с   полной

уверенностью, что вам ничто не угрожает.

     - Другого я от вас и не ждал, Уильям.

     - Конечно, когда  некоторые  инстанции  узнают,  что  вы  продолжаете

подвизаться в этой части света, это, наверное, им не очень понравится.  Но

я не уполномочен заниматься вами и в данный момент нахожусь тут  по  чисто

личному делу.

     - Я также, Уильям.

     - Так еще лучше. Следовательно, будем считать, что мы с вами  -  двое

туристов, которые познакомились когда-то во время  отпуска  и  встретились

снова во время второго отпуска.

Быстрый переход