Loading...
Изменить размер шрифта - +
Это стало страстью, необходимостью, в общем, потребностью, которая возникала у него в определенный час и от которой он испытывал примерно такое же чувство стыда, как наркоман или неизлечимый пьяница.
– О чем говорили?
– Ни о чем… Когда играешь, почти не разговариваешь…
– А знаешь, что мне сказали?
– Откуда я могу знать?
– Что Анжель, маленькая служанка из кафе, была беременна и что она уже избавилась от ребенка…
– Я ничего не заметил…
– Конечно! У нее же было не больше трех месяцев…
Она рассказала служанке из аптеки, которая…
После кролика и торта с миндальным кремом (фирменного блюда госпожи Мегрэ) он устроился в своем кресле возле камина, в котором сидел на протяжении трех последних лет даже летом, когда камин не горел, и взялся за чтение местных и столичных газет.
Внезапно, как гром среди ясного неба, на улице послышались голоса и раздался стук дверного молотка.
– Комиссар… Скорее!.. Комиссар!..
Стучал кузнец, который пил только «Виттель фрез», но сегодня вечером выглядел пьяным. За ним толпились люди, которых Мегрэ знал только в лицо, а между ними сновали дети.
– Мясника убили!
– Что?
– Пойдемте скорее… Мэр звонит в жандармерию… Его грузовик нашли у обочины с лопнувшей шиной… А сам мясник получил пулю в грудь…
– Но где?.. Где это произошло?
– На выезде из Мена… Через несколько минут после того, как он уехал из кафе… Продавец угля, проезжавший мимо на своем грузовике, заметил у обочины машину с зажженными фарами… Он привез мясника к себе…
– Я так и думал!
Иными словами, до всего уже успели дотронуться. Но, несмотря на то, что Мегрэ уже готов был рассердиться, внезапно все в нем возмутилось.
– Это меня не касается… Вы сказали, что предупредили жандармерию?..
– Вы что, ничего не помните?
– А что я должен помнить?
– Вспомните, что он нам рассказывал сегодня вечером, что у него было в кармане… Начнут говорить… Захотят…
Проклятие! Начнут искать среди завсегдатаев «Гран Кафе»! А их не так уж много!
– Когда вы его видели в последний раз? – спросил кузнец.
– Недалеко от перекрестка… Он остановился на мгновение…
– Вы с ним говорили?
– Он со мной говорил…
– А!..
Нет! Только не это! Хватит и того, что преступление произошло непосредственно в окружении Мегрэ, но не стоило начинать с подозрений!
– Хорошо бы вам пойти… У нас все кувырком… Его жена считает, что это какая то ловушка…
– Как – ловушка?
– Она не объясняет…
Мегрэ поискал свою шляпу и, так как не нашел старую фетровую, которую предпочитал носить в деревне, надел свой котелок, что выглядело в некотором роде символически.
– Я скоро вернусь! – пообещал он жене, как делал это и раньше, когда уезжал на расследование, продолжавшееся иногда целую неделю.
Она поняла его по своему и посоветовала:
– Не забудь свой ключ…
– Это не работа… Я вернусь…
Глупо, конечно, было идти по улицам вместе с кузнецом во главе толпы из двух десятков любопытных, не считая детворы, среди которой наиболее осведомленные мальчишки восклицали:
– Это старик из полиции… Сейчас он будет расследовать… Вот увидишь!..
На главной улице, между мясной лавкой и «Гран Кафе», собралась толпа.
– Смотрите! Вон приехали жандармы…
Их приехало трое, на двух мотоциклах, один из которых был с коляской, и, чувствуя себя уверенно в своей униформе, они въехали прямо в середину толпы.
Быстрый переход