Изменить размер шрифта - +
Думаю, я полюбил тебя с первого же взгляда.

– О, Калеб, я тоже тебя люблю! – Келли потянулась к нему, но тут же откинулась назад.

– Что случилось?

– Твой рот. Я не хочу делать тебе больно.

– Если не поцелуешь, мне будет гораздо больнее, – прошептал Калеб и нежно ее обнял.

Он хотел поцеловать Келли нежно, всего разок, но прикосновение ее губ, их сладкий вкус воспламенили его чувства. Совсем недавно он смотрел в лицо смерти, но в объятиях Келли вернулся к жизни, ожил и снова был готов на любовные подвиги. Таинственные толчки неведомого существа под ее сердцем наполнили его невыразимой нежностью.

Медленно, благоговейно Страйкер раздел Келли прямо на одеяле; его руки ласково дотрагивались до ее тела, взгляд светился теплотой, выражая преклонение перед ее красотой, перед удивительной, таинственной способностью созидать новую жизнь. Склонясь, он коснулся губами окровавленной повязки на ее плече и снова вспомнил, как Келли закрыла его собой. Мысль о том, что она, не задумываясь, бросилась спасать его, наполнила Калеба бесконечной нежностью.

Он без устали шептал имя жены, а ее руки ласкали его, утешали, любили; прикосновения были подобны бальзаму, успокаивающему боль, они заставляли забыть обо всем на свете, кроме того, что ему нужна только эта невыразимо прелестная женщина, способная на поступки, на которые отважится не каждый крепкий мужчина.

Руки Келли продолжали свой магический танец; Калеб застонал от удовольствия, задрожал от желания, но и он не оставался в долгу и возбуждал ее ласками и нежными словами любви.

Когда Келли начала расстегивать его ремень, Калеб накрыл ее руку своей.

– Келли, ты уверена? Твое плечо…

– Уверена, милый.

Но он все равно старался сдерживаться, пытался не давать волю страсти, всем телом содрогаясь от желания, но боялся причинить ей боль неосторожным движением. Келли поняла. Она задвигалась под ним, уводя мужа за грань осторожности.

Нежный язычок защекотал ухо Калеба, скользнул вниз по шее, коснулся плеча. И – все, больше сдерживаться не было сил. С приглушенным криком он вошел в нее, доказывая ей, себе, всему миру, что это божественное существо принадлежит ему, всегда будет принадлежать ему, и ничто, кроме смерти, их не разлучит.

 

Глава 37

 

На ранчо они вернулись уже поздней ночью. А на следующее утро Калеб послал за доктором Мэйнэрдом, настояв на том, что Келли нуждается в медицинском осмотре. Даже когда врач объявил, что она совершенно здорова, Страйкер не позволил жене встать с постели и заботливо ухаживал за ней – массировал спину, расчесывал волосы, растирал ноги и не разрешал делать ничего, требующего мало-мальских усилий, исключая разве что чтение книг.

Только когда Калеб убедился, что Келли действительно почти не повредили перенесенные испытания, он разрешил ей подняться.

Спустя два дня супруги получили приглашение на свадьбу Энжелы. Келли засомневалась, нужно ли ей присутствовать на бракосочетании, но Калеб настоял на этом, и ясным апрельским днем они отправились в Шайенн.

Такой грандиозной свадьбы город еще не видел. До отказа заполненная церковь благоухала ароматом весенних цветов. Энжела в новом платье нежно-розового цвета, специально сшитом так, чтобы скрыть ее беременность, выглядела, как прелестный цветок.

После церемонии первый поцелуй невесты достался, естественно, Ричарду, а второй она подарила Калебу, поцеловав его прямо в губы под всеобщие аплодисменты, заглушившие свист некоторых зрителей. Затем Энжела улыбнулась Келли.

– Надеюсь, ты будешь хорошо о нем заботиться. Келли кивнула, прижав руки к бокам, едва сдерживаясь, чтобы не выцарапать глаза Энжеле Бристол.

Этот жест не ускользнул от Калеба, и он обнял жену за плечи.

– Миссис Страйкер, ведите себя прилично, – прошептал он.

Быстрый переход