Loading...
Изменить размер шрифта - +

Майкл взглянул на мать:

— Слушай, если это золото на самом деле существует, то почему же мы тогда сидим без гроша?

Она развела руками:

— О том месте знал только твой отец. Но он умер, так и не успев никому ничего рассказать.

— Но может, как-то в разговоре он намекнул, где оно находится?

— Нет… ничего не говорил. Уезжал из дому на несколько дней и пропадал где-то в пустыне. Мне так кажется. Никогда не повторял свой маршрут… каждый раз выбирал новую дорогу. Точно знаю одно — место, откуда он всегда приезжал с золотом, находится к северу отсюда. Я говорю «всегда», но вообще-то за все время он возвращался с сокровищем только дважды.

— Тогда куда же он так часто ездил?

— Он путешествовал. Твой отец двадцать с лишним лет отслужил в мексиканской армии. Благодаря большим способностям к языкам мог запросто объясниться почти с любым индейцем. У него повсюду были друзья.

Ты же сам знаешь, калифорнийцы в основном предпочитают не покидать пределов своих миссий или поселений. Они привыкли к жизни в обществе и не способны на какое-либо безрассудство. Но Хайме другой. Он любил эти горы и пустыни и мог на несколько дней исчезнуть из дому и отправиться в дальний путь лишь ради того, чтобы побывать в каком-нибудь еще не известном ему каньоне или же проехать по обнаруженной им в глуши древней тропе. Это так, мы часто отправлялись туда вместе с ним. Погоди-ка… я и в самом деле начинаю кое-что припоминать…

— Что же?

— Когда он возвращался с золотом, то, рассказывая о своем путешествии, упоминал, что дорога туда очень тяжелая… лошадей замучили… что-то в этом роде. И всегда говорил «мы». Значит, с ним ездил еще кто-то.

— Монтеро?

— Нет, Хесуса он оставлял дома. Твой отец очень доверял ему, потому что в свое время Хесус служил сержантом в той, старой, армии, когда он сам был в ней полковником. Нет, скорее всего, это был кто-то еще, о ком мы ничего не знаем.

— Гляди! — Майкл вскочил на ноги, указывая на далекое облачко пыли над дорогой.

— Это Уин. Даже когда твой кузен куда-либо очень сильно торопится, он выезжает словно генерал на параде.

Эйлин Малкерин положила руку на плечо Майклу.

— Ты замечательный сын, дорогой, хотя иногда я все же жалею о том, что тебе пришло в голову стать монахом. Так ловко управлялся с лассо и ружьем!

— Спасибо отцу, он научил. Я очень его любил. Он был таким хорошим!

Она улыбнулась:

— Да уж! Прекрасный, честный, прямодушный человек. Я помню тот день, когда впервые увидела его. На нем была форма. Он выглядел таким сильным, уверенным в себе, и мне показался самым настоящим идальго, хотя позже выяснилось, что наполовину в нем текла ирландская кровь. В то время он только-только возвратился из Чиуауа, после похода против апачей, а я приплыла на корабле из Ирландии.

У пристани ждал дилижанс, в нем мне предстояло добраться до дома моего дядюшки. Я разглядывала его, стоя на палубе у поручней. Случилось так, что Хайме оказался там в то же время по какому-то своему военному делу.

— И твои золотые волосы так же сияли на солнце?

— А что я могла с ними поделать? Остричь и спрятать в сундук? Конечно же на мою рыжую копну он обратил внимание.

— Отец мне рассказывал об этом, когда мы с ним вместе ехали куда-то. Его так поразила твоя красота, что он едва не упал с лошади.

— Неправда. Он никогда в жизни не падал с лошади, ни при каких обстоятельствах. А тогда… мы увидели друг друга… А потом он снял с головы шляпу и, держа ее в руке, подошел ко мне, чтобы помочь сесть в дилижанс. Он был очень галантным кавалером.

Быстрый переход