Loading...
Изменить размер шрифта - +
Мышцы отказывались подчиняться. Опершись на правую руку, ему удалось немного приподняться и перевернуться на живот. Теперь уже лишь считанные дюймы отделяли его от оврага.

Сделав над собой усилие, он перекатил очередной камень, уложил его вместе с остальными и очень медленно сполз в овражек. Прижавшись щекой к песчаному дну, пролежал довольно долго, испытывая невообразимую слабость. Головная боль сделалась нестерпимой, оглушительно стучало в висках. Шону показалось, что он лежит на чем-то мокром, но стоило ему лишь прикоснуться рукой к боку, как все тело пронзила страшная боль, и он почувствовал, как опять уходит сознание.

Но они скоро приедут, надо быть начеку! Он должен предупредить их об опасности и приготовиться к перестрелке. Так уговаривая себя, он тяжело дышал, судорожно хватая ртом воздух. Очень хотелось пить, и мысль о котлах с водой, подвешенных на веранде, стала невыносимой. Несколько галлонов холодной прозрачной воды…

В поилке, что находилась рядом с загоном, тоже есть вода, но только слишком уж это далеко, и у него не хватит сил…

Внезапно глаза его открылись, и он понял, что заснул. В доме кто-то разговаривал, но слов было не разобрать.

Шон заморгал… да нет же, это вовсе не в доме! А здесь! Прямо перед ним.

Его мать сидела верхом на коне, и кто-то стоял рядом. Мариана?

— Он мертв, и убили его мы. — Вустон неожиданно появился из-под навеса. — Посмотрите — и убедитесь сами. Он там!

Выступив еще на шаг вперед, он указал на камни и тут же замер на месте как вкопанный. С тех пор как он вошел в дом, небо заметно посветлело, и теперь он с недоумением уставился на булыжники, выложенные на земле, как будто видел их впервые в жизни.

Не веря собственным глазам, Зеке шагнул вперед, и тогда, собрав последние силы, Шон встал. Он стоял, опираясь на случайно найденную палку, словно на посох. А правая рука его поднимала револьвер.

— Не спеши, Вустон. Я еще жив.

Вскрикнув, Вустон тоже потянулся за оружием. На его вопль из дома выбежал Фернандес. Белая рубаха Зеке представляла самую лучшую мишень. Шон выстрелил два раза подряд, и его пули точно достигли цели.

Пули Фернандеса, выскочившего во двор и стрелявшего на ходу, взрывали землю рядом с Шоном, но тут где-то поблизости раздались ответные выстрелы, а потом еще и еще. Шон опять поднял револьвер и увидел, как бандит повалился навзничь, а из дома вышел Томас Александр с поднятыми руками.

Стрельба прекратилась, и наступила тишина.

Позже Шон Малкерин смутно припоминал, как две плачущие женщины подхватили его, а Джонни Мимс въехал во двор ранчо вместе с Ханикуттом и Кемпбеллом.

 

 

Мариана открыла перед ним дверь, и Андрес вошел в комнату.

— Ну что? — заявил он с порога. — Значит, вот как ты решил выкрутиться! И все ради того, чтобы избежать честного поединка с Мачадо! Позволил этим псам подстрелить себя! Что ж, дело твое. Значит, мне придется подождать.

— Извини, приятель, — слабо улыбнулся Шон, — в первый раз в жизни заставляю человека ждать себя, но боюсь, что иначе не получится.

Мачадо подошёл поближе к кровати.

— Дружище, ты смелый, очень смелый парень. И мне искренне жаль, что тогда я позволил своему гневу взять верх над разумом. Ну конечно же ты прав! Зачем попусту терять время из-за девчонки, которая меня не любит, когда вокруг столько женщин, сходящих по мне с ума? Скоро я возвращаюсь в Мексику. Но мне будет не хватать твоей дружбы, приятель.

Шон протянул ему руку:

— Ты достойный противник, амиго, но можешь быть еще куда более достойным другом.

Мачадо ушел. С улицы доносились приглушенные голоса, становившиеся все тише и тише по мере того, как говорившие удалялись от дома.

Он лежал, закрыв глаза, и расслабился, отдыхая.

Быстрый переход