Loading...
Изменить размер шрифта - +
Он был очень галантным кавалером.

— Как Шон.

— Как вы оба. И ты, Майкл, и Шон — вы похожи на своего отца, и я считаю, что это наивысшая похвала вам.

Во двор ранчо верхом на запыленном коне въехал Уин Стэндиш — серьезный юноша среднего роста и плотного телосложения. Выглядел он так, как и подобает человеку его положения — молодому бизнесмену, только-только начинающему приобретать известность в своих кругах.

— Они едут сюда, сеньора. Остановить их оказалось не в моих силах. Они даже разговаривать со мной не стали, и к тому же закон на их стороне.

— Ну и пусть приезжают.

Вдали показались три всадника.

— Они ничего не получат. Ничего.

— До стрельбы дело доводить нельзя, — предупредил Майкл. — Я не потерплю никакого насилия.

— И я тоже, — добавил Уин.

— Так вы что же, предлагаете мне смириться и разом лишиться всего?

— Ничего не поделаешь, сеньора. Они сильнее нас, и тем более что придраться не к чему, все по закону. Вы должны им деньги, и пришло время возвращать долги.

— Да, но только это ранчо наше, и оно останется за нами. Однажды я уже пережила потерю родного дома, тогда мне пришлось уехать из Ирландии, и я никому не позволю снова выставить меня из собственного гнезда.

Подъезжая к дому, всадники придержали своих коней. Совершенно очевидно, что они ожидали неприятностей и заранее подготовились к недружелюбной встрече.

Зеке Вустон, крупный, неопрятный мужчина, всего несколько лет назад перебрался в Калифорнию из Панамы, где оказался замешан сразу в нескольких весьма сомнительных предприятиях. Первым делом он постарался войти в доверие к капитану Нику Беллу, известному во всей округе авантюристу, которого Мичелторена назначил командовать местным гарнизоном. Сам Мичелторена, человек нерешительный, дал своим солдатам полную свободу действий во всем, чем те не преминули тут же воспользоваться, поняв ее на свой лад как возможность грабить местных жителей, устраивать бесконечные пьянки и кутежи, а также совершенно безнаказанно по любому поводу и без повода палить из ружей. От Мексики до Калифорнии далеко, желающих отправиться туда на военную службу всегда не хватало, поэтому приходилось то и дело открывать ворота тюрем, и армия, перебброшенная на север, в Калифорнию, состояла по большей части из отъявленных преступников.

Худой как хлыст Хорхе Фернандес, приехавший вместе с Вустоном, прославился на всю округу беспощадной жестокостью в обращении с лошадьми, индейцами и женщинами. Заядлый картежник Томас Александр, хозяин салуна на дороге, ведущей к Лос-Анджелесу, промышлял контрабандой и вообще снискал себе дурную славу «плохого парня». Ходили слухи, что он якобы водил дружбу со многими из негодяев, объявленными вне закона и теперь скрывавшимися от правосудия в каньонах среди гор Санта-Моники.

Вустон собрался было слезть с лошади.

— Вам незачем себя утруждать, — решительно остановила его Эйлин. — Если у вас есть ко мне дело, изложите его и так.

— Но, сеньора, мы проделали долгий путь, так что если…

— Двери моего дома всегда открыты для друзей и путников. Вы же ни к тем и ни к другим не относитесь.

— Так вот, значит, как? Ну ладно… Буду предельно краток. Или вы сегодня же все сполна мне выплачиваете, или же завтра убираетесь отсюда ко всем чертям. Если уйдете сейчас же, то еще сможете забрать лошадей и свои пожитки. А проторчите до утра — пеняйте на себя: не получите ни черта.

— Мы заплатим.

— Чем, интересно знать? Уж не сгоревшим ли зерном? У вас ничего нет, а из ничего нельзя сделать что-то.

Зеке Вустон склонился к луке седла.

— Мэм, утром я вернусь и приведу своих людей.

Быстрый переход