Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

– Ты хочешь сказать, что уничтожила Луну, когда пришельцы из космоса построили на ней крепость, с помощью вот этого?

– С рычагом подобного рода. – Она посмотрела на Джона Стара, и он благоговейно улыбнулся ей, словно они опять пережили то страшное мгновение. – Я сделала его из механизма медузиан, обломка разрушенного Зеленого Холла и сломанной игрушки.

Боб Стар, изумленный, придвинулся ближе.

– Кажется невозможным, что ты можешь уничтожить что‑либо такое огромное, как комета, с помощью этой штучки.

– Размеры не имеют значения, – ответила она тихо. – Как и расстояние. Это маленькое устройство, которое ты видишь, – всего лишь рычаг, не забывай, посредством которого сила может быть приложена к любому объекту во вселенной. – Она взглянула вверх, все еще хмурясь. – Эффект – фундаментальное, абсолютное изменение кривизны пространства, что приводит материю и энергию к невозможному абсурду.

Боб Стар мгновение молчал, не двигаясь и не дыша.

Он откинулся в кресле, изумленно вздрагивая и глядя на хмуро улыбающуюся женщину. Она не была больше его матерью, а кем‑то странным и ужасным, как, наверное, сами кометчики. Лицо ее светилось тихой бесстрастной сосредоточенностью.

– Мама… мама, – прошептал он хрипло, – ты словно… словно богиня.

Казалось странным, что она услышала его, будучи совершенно отвлечена. Однако она повернулась к нему и сказала:

– Быть богиней, Боб, – это одиночество.

Она отвела глаза. Несколько секунд она работала молча, устанавливая устройство. Но неожиданно она опять оторвалась от него, чтобы взглянуть на сына.

– Боб, есть еще одна вещь, которую ты должен знать, поскольку ты избран следующим Хранителем. Причина того, что Хранитель должен быть только один, – причина и того, что тайна должна быть тайной и для тебя, до тех пор, пока врачи не решат, что я больше для этой цели не гожусь.

Он кивнул, затаив дыхание и ожидая.

– Пользуясь тем же термином, скажу, что здесь только один принцип.

– Что? – У него перехватило дыхание. – Я не понимаю.

– Принцип только один. Это не буквальное утверждение, однако точка опоры только одна, и это все, что я могу тебе сейчас сказать. Ты должен понять лишь одно: если два человека знают тайну и пытаются одновременно применить свои рычаги, ни у одного из них не получится. Если бы мы с тобой независимо друг от друга попытались это сделать, то ни у тебя, ни у меня не было бы успеха.

– Я понял. – Побуждаемый, внезапным позывом, он быстро двинулся к ней.

– Что с тобой? – резко спросила она. – Ты мне скажешь потом.

– Тебе плохо, мама?

– Ничего болезненного. – Серые глаза снова поднялись, блестя сосредоточенностью, которой он не мог понять. – Ты поймешь, что знаниями нельзя разбрасываться там, где это может быть небезопасно.

– Ты хочешь сказать… – Он знал, что она имела в виду, но неожиданно не смог сказать этих слов. – Ты боишься?

Она медленно покачала головой. К его изумлению, она улыбнулась.

– И не думала, – тихо прошептала она. – И ты не будешь, после того, как побудешь с мое Хранителем Мира. Я думаю, что сегодня обязанности Хранителя Мира могут показаться тебе страшным наказанием. Однако наступит время, когда ты увидишь, что есть самое почетное, и великое вознаграждение за нашу особую службу.

– Я… я этого не увижу. – Ожидающие его обязанности вокруг показались ему огромными и страшными, и он вновь почувствовал себя ничтожеством. – Но… я прошу прощения, мама.

Быстрый переход
Мы в Instagram