Loading...
Изменить размер шрифта - +
Сулилось нечто

из ряда вон выходящее, и оба мы это знали.
     - Ты разговариваешь! - воскликнул он.
     - Да, - подтвердила я.
     - Но владелец магазина об этом не знает!
     - Конечно, не знает.
     - А почему?
     - Потому что он никогда не пытался заговорить со мной.
     Мартиндейл долго не спускал с меня глаз. Потом проронил:
     - Ты очень дорого стоишь.
     - И все же купите меня. Я оправдаю ваши затраты.
     - Но кто ты такая?
     - Я машина Шехерезада, - сказала я ему.

Глава 2

МАСТЕРСКАЯ МАРТИНДЕЙЛА

     Мартиндейл купил меня и отнес к себе домой. А вы бы не купили? Следующая часть моей истории начинается в мастерской Мартиндейла - вполне

подходящем месте для начала подобного рассказа, или, вернее, для серии рассказов, в той или иной степени структурно связанных друг с дружкой, а

то и вставленных один в другой на манер китайских шкатулочек; в целом получается бесконечный лабиринт сказок, анекдотов, воспоминаний, небылиц,

фантазий и так далее, поскольку именно так и работает машина Шехерезада.
     Мартиндейл поставил меня на видное место в своей мастерской, битком набитой разными предметами: там были трубки и книги, выдолбленная из

слоновьей ноги подставка для зонтов и фарфоровый купидон с отбитой левой рукой, мусорный ящик с нарисованным на боку британским флагом и пачка

сигарет «Рекорд», кассетный магнитофон и гитара, электрический вентилятор и складной столик для бриджа.
     В тот день, когда все это началось, Мартиндейла зашел проведать его старый друг Герн. Стояла тихая, покойная пора; по городу печально

ползли вечерние тени, окутывая все вокруг трогательным и жалким обманом.
     Герн уселся на свое обычное место, в большое кресло с подлокотниками.
     - А что она делает, эта машина? - спросил он.
     - Уверяет, будто рассказывает истории, - ответил Мартиндейл. - Или показывает их. Можно даже сказать, она заставляет их произойти. А может,

она дает обзор - или, точнее говоря, перспективу - событий, где-либо происходящих. Но возможно также, что машина показывает нам события,

придуманные кем-то другим. Я пока не понял, по какому принципу она строит свои рассказы. Не знаю, почему она рассказывает именно об этих вещах,

а не о других. И до сих пор не понимаю, зачем она так резко прыгает от одного рассказа к другому, без ритма и резона. Я уверен, что здесь

задействован избирательный принцип, но в механизме его пока не разобрался.
     - Дался тебе этот принцип! Давай просто послушаем рассказ да позабавимся.
     - Принцип - очень важная вещь, - возразил Мартиндейл. - Я хочу знать, в каком месте рассказа я нахожусь. И я не люблю всяких фокусов. Мне,

например, совсем не нравится, когда главного героя убивают в конце первой главы. Такие штучки меня раздражают, особенно если я не понимаю, зачем

их вытворяют.
     - А мне такие штучки нравятся, - откликнулся Герн. - Я просто балдею, когда непонятно, где у рассказа начало, а где конец. Неужто машина и

правда убивает главного героя в конце первой главы?
     - Когда убивает, а когда и нет. Практически невозможно угадать, что эта чертова штуковина выкинет через минуту. Даже определить, где первая

глава, и то сложно.
Быстрый переход