Книги Проза Артур Хейли Менялы страница 3

Loading...
Изменить размер шрифта - +

– Может, все таки не стоит? – спросил Роско Хейворд.
Бен Росселли бросил на него насмешливый взгляд, ничего не ответив. Ни для кого не было секретом, что, хоть старик и ценил способности Хейворда,

отношения между ними всегда были весьма прохладными.
Алекс Вандерворт прикурил сигарету и протянул ее президенту. Глаза Алекса были влажными.
– В таких случаях тоже есть чему радоваться, – заметил Бен. – Во первых, ты получил предупреждение и у тебя есть время довести до конца начатые

дела. Хотя, с другой стороны, конечно, есть о чем пожалеть.
Причины для сожаления были всем известны: у Бена Росселли не было наследника. Единственного сына он потерял во время второй мировой войны, а

позднее, во Вьетнаме, погиб внук, на которого он возлагал большие надежды.
Старик зашелся кашлем. Нолан Уэйнрайт, стоявший ближе, взял сигарету из его трясущихся пальцев и затушил. Теперь все увидели, каких физических

усилий стоила Бену Росселли сегодняшняя встреча.
То было его последнее посещение банка, хотя тогда никто об этом и не догадывался.
Все подходили к нему по очереди, с нежностью пожимая руку и подыскивая слова. Когда настал черед Эдвины Д'Орси, она поцеловала его в щеку, и

старик заморгал.

Глава 2

Роско Хейворд одним из первых покинул конференц зал. Перед исполнительным вице президентом стояли две неотложные задачи.
Первая – обеспечить плавный переход власти в другие руки после смерти Бена Росселли. Вторая – добиться собственного назначения на пост

президента и главы администрации.
Хейворд и без того был крепким кандидатом. Но таковым был и Алекс Вандерворт, и, возможно, среди служащих банка у Алекса было больше

сторонников. Однако Хейворд полагал, что в совете директоров – а это главное – его шансы на успех выше.
Мудрый банковский политик, обладающий аналитическим, хватким умом, Хейворд приступил к составлению плана действий уже во время собрания в

конференц зале. Теперь он направлялся в свой кабинет. Усевшись за стол, он вызвал старшую из двух секретарш, миссис Каллаган, и отрывисто

продиктовал ей свои распоряжения.
Во первых, она должна была обзвонить всех членов совета директоров – Роско Хейворд переговорит с каждым из них по очереди. Список директоров

лежал перед ним на столе.
Во вторых, закрыть дверь к нему в кабинет, что было странно, так как в “ФМА” издавна культивировалась традиция открытых дверей.
Сегодня утром Хейворд сразу обратил внимание на то, что помимо представителей администрации в конференц зале присутствуют только два члена

совета директоров “Ферст меркантайл Америкен”. Оба они были близкими друзьями Бена Росселли, потому, разумеется, он их и пригласил. Однако это

означало, что остальные пятнадцать еще не знают о его приближающейся смерти. Хейворд позаботится о том, чтобы все они услышали это известие из

его уст.
Он исходил из двух соображений: первое – новость была столь неожиданной и ошеломляющей, что между тем, кто ее сообщит, и тем, кто услышит,

непременно возникнет ощущение близости. Второе – некоторых директоров может задеть то, что рядовым служащим “ФМА” в некотором смысле оказали

предпочтение. На этом то и собирался сыграть Роско Хейворд.
Раздался первый телефонный звонок. Он снял трубку и начал говорить. За этим звонком последовал другой, потом еще и еще.
Через полчаса Роско Хейворд серьезно сообщал достопочтенному джентльмену Харольду Остину:
– Конечно, все мы ужасно расстроены и находимся в полном смятении. То, что поведал нам Бен, кажется просто невозможным, нереальным.
– Господи! И самому об этом рассказать! Харольд Остин был одним из столпов города, он принадлежал к третьему поколению хорошей семьи и когда то

был избран в конгресс на один срок – отсюда и титул “достопочтенный джентльмен”, который доставлял ему известное удовольствие.
Быстрый переход