Loading...
Изменить размер шрифта - +

– Теперь мы совсем готовы, – сказал Муми‑папа. – Который час?

– Двадцать пять минут восьмого, – ответил Снорк.

– Тогда мы еще успеем разъесть торт, – сказала Муми‑мама. – Куда ты его поставил, Снифф?

– Туда куда‑то, – ответил Снифф и махнул рукой в угол, где сидел Ондатр.

– Куда – туда? – спросила Муми‑мама. – Я его что‑то не вижу. Ты не видел здесь торта, пророк?

– Вот уж не интересуюсь тортами, – ответил Ондатр, важно оправляя усы. – Я никогда их не вижу, не пробую и даже не дотрагиваюсь до них.

– Так куда же он делся? – изумленно воскликнула Муми‑мама. – Снифф, голубчик, не мог же ты съесть его, пока нес!

– Еще бы, такой огромный! – невинно заметил Снифф.

– Значит, ты все‑таки куснул от него? – вскипел Муми‑тролль.

– Только самую верхушку, звезду, она была здорово твердая, – сказал Снифф и юркнул под матрац.

– Фу‑ты ну‑ты, – сказала Муми‑мама и опустилась на стул, вдруг почувствовав себя очень усталой. – Кругом сплошные неприятности,

Фрекен Снорк критически оглядела Ондатра.

– А вы не встанете на минутку, дяденька? – сказала она.

– Зачем? Я сижу себе и сижу, – сказал Ондатр.

– Вы сидите на нашем торте! – сказала фрекен Снорк.

Ондатр поспешно вскочил, и – о боже! – какой он имел задний вид! И какой вид имел торт!

– Вот это уж слишком так слишком! – крикнул Снифф, вылезая из‑под матраца. – Наш торт!

– В мою честь, – мрачно заметил Муми‑тролль.

– Теперь я останусь липкий на всю жизнь! – возмутился Ондатр. – И в этом вы виноваты!

– Да успокойтесь вы все! – воскликнула Муми‑мама. – Неужели вы не понимаете, что это комета заставляет нас так нервничать. Ведь торт‑то остался совершенно тот же, он только немножко видоизменился. А ну‑ка, подходите ко мне с тарелками, и мы по справедливости разделим его!

И Муми‑мама разрезала видоизмененный торт на девять совершенно равных частей, и каждый получил по куску. Потом она налила в умывальный тазик воды, и Ондатр уселся в него.

– Вы нарушили мой душевный покой, – сказал он. – В жизни мыслителя просто не должно случаться подобных вещей.

– Пустяки, – утешала его Муми‑мама.

– Как – пустяки? Я не считаю, что это пустяки! – сказал Ондатр и съел большой кусок торта.

В гроте становилось все жарче и жарче. Они сидели каждый в своем углу, вздыхали, говорили о том, что всем давно уже было известно, и ждали.

Вдруг Муми‑тролль так и подскочил на месте.

– Мы забыли про Мартышку! – воскликнул он.

Муми‑мама в ужасе заломила лапы.

– Ее надо спасти! – продолжал Муми‑тролль. – Кто знает, где она живет?

– Она нигде не живет, – сказал Муми‑папа. – Боюсь, мы просто не успеем ее разыскать.

– Не выходи сейчас, милый Муми‑тролль, прошу тебя, – сказала фрекен Снорк.

– Я должен, – твердо отвечал Муми‑тролль. – Ну, пока!

– Возьми мои часы, чтобы следить за временем, – сказал Снорк. – И поторопись! Уже четверть девятого!

– Значит, у меня еще есть целых двадцать семь минут, – сказал Муми‑тролль, обнял свою встревоженную мать, проглотил последний кусок торта и выскочил наружу.

Быстрый переход