Loading...
Изменить размер шрифта - +
Мордочка у нее была круглая и намного светлее всего остального – совсем как у Сниффа, когда он второпях размоет грязь вокруг носа, – а смех в десять раз больше ее самой.

– Прекрати этот глупый смех! – строго прикрикнул Муми‑тролль, увидев, что противник меньше его. – Это наша долина! Можешь смеяться где‑нибудь еще!

– Безобразие или безрассудство, – пробормотал Снифф, устыдившись, что он так ужасно испугался.

– Ага, сдрейфил! – сказала Мартышка. Она свесилась на хвосте вниз головой, швырнула в них еще несколько слив и бросилась в лес.

– Тикает! – завопил Снифф. – Жми за ней!

И они побежали прямо через заросли и кустарник. Шишки, цветы и листья вихрем проносились по сторонам, а всяческая мелюзга так и прыскала по норам у них из‑под ног.

А Мартышка знай себе скакала с дерева на дерево. Вот уж целую неделю ей не приходилось так веселиться!

– Собственно говоря, мало чести гнаться за такой ничтожной маленькой обезьяной, – сказал Снифф, начиная уставать. – Давай притворимся, будто она вообще для нас не существует!

И они сели под деревом и сделали вид, будто задумались над чем‑то очень важным.

А Мартышка с таким же важным видом уселась на ветку, не переставая потешаться.

– Не смотри на нее, – шепнул Муми‑тролль. – А то еще заважничает. – А вслух он сказал: – Здесь неплохое местечко!

– Похоже на дорогу, – сказал Снифф.

– Похоже на дорогу, – повторил Муми‑тролль.

И вдруг оба как подскочут да как крикнут:

– Так ведь это и есть наш Таинственный путь!

Тут и вправду было очень таинственно. Над головой у них сплошным сводом переплетались ветви деревьев, а впереди виднелась дорожка, уходившая в узкий зеленый туннель.

– Побольше серьезности и деловитости, – важно сказал Снифф, вдруг вспомнив, что он проводник. – Я буду искать боковые тропинки, а ты стукни три раза, если заметишь что‑нибудь опасное.

– Во что стукнуть? – спросил Муми‑тролль.

– Во что угодно, – ответил Снифф. – Не задавай глупых вопросов. Кстати, где у тебя провиант? Так я и знал – ты его потерял. Обо всем приходится думать самому.

Муми‑тролль недовольно наморщил нос, но промолчал.

Они потихоньку двинулись вперед, в зеленый туннель. Снифф искал боковые тропинки. Муми‑тролль высматривал опасности, а Мартышка скакала перед ними с ветки на ветку.

Путь извивался, делался все уже и уже и наконец затерялся во мху, так что и не стало больше никакого пути.

– Неужто он тут кончается? – озадаченно проговорил Муми‑тролль. – Должен же он куда‑нибудь привести!

Они стояли на месте, разочарованно переглядываясь, как вдруг услышали за стеной деревьев слабый шум. В нос им пахнул влажный ветер, и запах у него был очень приятный.

– Там вода, – сказал Муми‑тролль, принюхиваясь.

Он сделал шаг в ту сторону, откуда дул морской ветер, сделал другой и наконец побежал, потому что больше всего на свете Муми‑тролли любят купаться!

– Погоди! – закричал Снифф. – Не оставляй меня одного!

Но Муми‑тролль остановился лишь тогда, когда добежал до самой воды. Он сел на песок и стал смотреть на волны. Одна за другой они накатывали на берег, и у каждой был гребень из белой пены.

Немного погодя с опушки примчался Снифф и уселся рядом.

– Тут холодно, – сказал он. – Помнишь, мы катались на парусной лодке с хатифнаттами и попали в ужасный шторм? Как плохо мне тогда было!

– То было в совсем другой истории, – сказал Муми‑тролль.

Быстрый переход