Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

     - Почему как король?
     - Потому что в списке гостей, который я имел честь получить от вашей светлости, значится имя короля.
     - Отнюдь нет, вы ошибаетесь: мои сегодняшние гости - простые дворяне.
     - Ваша светлость, несомненно, изволит шутить со своим покорным слугой, и я благодарю вас за честь, которую вы мне оказываете. Но граф Гаагский, один из гостей вашей светлости...
     - И что же?
     - Да то, что граф Гаагский - король.
     - Я не знаю короля, который носит это имя.
     - В таком случае пусть ваша светлость простит меня, - с поклоном сказал метрдотель, - но я думал.., я предполагал...
     - Размышления не входят в круг ваших обязанностей. Предположения - не ваш долг! Ваш долг - читать мои приказы без всяких комментариев! Когда я хочу, чтобы люди о чем-то узнали, я говорю об этом: раз я не говорю, значит, я не хочу, чтобы это стало известно.
     Метрдотель еще раз поклонился, и на этот раз так почтительно, как если бы разговаривал с королем.
     - Итак, - продолжал старый маршал, - поелику у меня сегодня обедают только дворяне, соизвольте подать обед в обычное время, то есть в четыре часа.
     При этих словах лицо метрдотеля потемнело так, как если бы ему прочитали его смертный приговор. Он побледнел и согнулся под этим ударом.
     Потом выпрямился.
     - Да совершится воля Господня, - произнес он со смелостью отчаяния, - но ваша светлость пообедает сегодня не раньше пяти.
     - Почему и каким образом? - выпрямляясь, вскричал маршал.
     - Потому что физически невозможно, чтобы вы, ваша светлость, пообедали раньше.
     - Вы, если не ошибаюсь, служите у меня уже двадцать лет? - спросил маршал с гримасой на своем еще живом и моложавом лице.
     - Двадцать один год, один месяц и две недели, ваша светлость.
     - Так вот, к этим двадцати одному году, одному месяцу и двум неделям не прибавится ни одного дня и ни одного часа! Слышите? - кусая тонкие губы и хмуря подкрашенные брови, произнес старик, - с сегодняшнего вечера ищите себе другого господина! Я никогда не слышал, чтобы в моем доме произносилось слово «невозможно». И не в моем возрасте привыкать к этому слову. У меня нет для этого времени.
     Метрдотель поклонился в третий раз.
     - Сегодня вечером я уйду от вашей светлости, - сказал он, - но до последней минуты я буду служить вам, как подобает.
     И он, пятясь, сделал два шага к двери.
     - Что значит «как подобает»? - вскричал маршал. - Имейте в виду, что в моем доме все должно быть так, как подобает мне, - вот как подобает. Я хочу пообедать в четыре часа, и коль скоро я желаю обедать в четыре, то мне не подобает обедать в пять.
     - Господин маршал! - сухо отвечал метрдотель. - Я служил экономом у принца де Субиза и управляющим у принца-кардинала Луи де Роана. У первого из них его величество король Французский обедал раз в год; у второго его величество император Австрийский обедал раз в месяц У господина де Субиза король Людовик Пятнадцатый напрасно называл себя бароном де Гонесом - король есть король. У второго из них, то есть у господина де Роана император Иосиф напрасно называл себя графом Пакенштейном - император есть император. Сегодня господин маршал принимает гостя, который напрасно называет себя графом Гаагским, - граф Гаагский все равно остается королем Шведским. И либо сегодня вече ром я покину дворец господина маршала, либо графа Гаагского примут как короля.
Быстрый переход
Мы в Instagram