Изменить размер шрифта - +

Типичное поведение. Автомобили отъезжали, но один из них задним ходом двинулся к толпе. Ехал медленно, никто не заметил. Затем из окна показалась рука и ствол, раздались выстрелы. Охранник был слишком далеко и ничего не видел, зато слышал с дюжину выстрелов. Четыре попадания, все смертельны. Похоже, девятимиллиметровый калибр. Петра взглянула на ближайшую группу ребят.

— На трудных подростков не похожи. Что это был за концерт?

— Обычный хип-хоп, латиноамериканские танцы, никакого гангстерства.

Несмотря на трагизм ситуации, Петра не сдержала улыбки.

— Никакого гангстерства? Дилбек пожал плечами.

— Большие дети. Как нам стало известно, аудитория вела себя прилично. Несколько человек перебрали спиртного, но ничего серьезного.

— Кто перебрал?

— Ничего? — спросила Петра.

Дилбек приставил к глазам ладонь козырьком, другой ладонью прикрыл рот.

— Этим ребятам не повезло: они здесь шатались, когда появились патрульные машины. Все, что нам удалось от этих ребят узнать, это описание автомобиля убийцы. Маленький, черный, возможно, темно-синий или темно-серый. Скорее всего, «хонда» или «тойота» с хромированными деталями. Никто не запомнил номер, хотя бы одну цифру. Когда началась стрельба, все либо попадали на землю, либо пригнулись, либо побежали.

— Но разбежались не все.

— Полиция прибыла в течение двух минут, — пояснил Дилбек. — Никому не дали уйти.

— Кто ее вызвал?

— По меньшей мере восемь человек. Официальный информатор — клубный вышибала.

Он нахмурился.

— Жертвы — два мальчика и две девушки.

— Какого возраста?

— Документы мы нашли у троих: двоим по пятнадцать лет, одной семнадцать. У четвертой, девушки, документов при себе нет.

— Совсем ничего? Дилбек кивнул.

— Бедные родители, должно быть, и сейчас нервничают, а уж что с ними будет, когда они услышат ужасную новость? Плохо дело. Должно быть, пора мне собирать вещички.

Он говорил о своей отставке столько лет, сколько Петра была с ним знакома.

— Я уйду раньше вас, — заявила она.

— Возможно, — согласился Дилбек.

— Я хочу посмотреть на тела, прежде чем их увезут.

— Смотрите сколько угодно, а потом идите вон к той группе. Петра разузнала о жертвах все что могла.

Пол Аллан Монталво две недели назад отметил свое шестнадцатилетие. Пухлые щеки, круглое лицо, черные спортивные брюки. Гладкая смуглая кожа, пулевое отверстие под правым глазом. Еще два ранения в ноги.

Ванда Летиция Дуарте, семнадцать лет. Красотка, бледная, длинные черные волосы, кольца на восьми пальцах, пять пирсингов в ушах. Три смертельных ранения в грудь, с левой стороны.

Кеннерли Скотт Далкин, пятнадцать лет, выглядит на двенадцать. Светлая веснушчатая кожа, бритая голова цвета извести. Черная кожаная куртка, на кожаном ремешке подвеска в форме черепа. Пуля угодила в шею. Доктор Мартене сказал, что парень, судя по всему, хотел стать «крутым». В кошельке нашли карточку, удостоверяющую, что он — член почетного общества школы Бирмингема.

Неопознанная девушка, похоже, латиноамериканка. Невысокая, грудастая, с кудрями до плеч. Кончики прядей выкрашены в рыжий цвет. Обтягивающий белый топ, тесные черные джинсы из магазина «Кей Март». Розовые кроссовки — те, на которые Петра обратила внимание. Размер не больше пятого.

У нее тоже пулевое ранение в голову — отверстие чернеет возле правого уха. Еще четыре пули прошили грудь и живот. Карманы джинсов вывернуты. Петра осмотрела дешевую сумку из искусственной кожи. Жевательная резинка, салфетки, двадцать долларов, две пачки презервативов.

Быстрый переход