Изменить размер шрифта - +

Сандра Леон смотрела куда угодно, только не на Петру.

— Откуда мне знать? Девица закусила губу.

— Ты нормально себя чувствуешь? — спросила Петра. Девушка с усилием перевела взгляд на Петру. Ее глаза

ничего не выражали.

— А в чем дело? Петра не ответила.

— Могу я уйти?

— Ты уверена, что тебе нечего мне сказать?

Она прищурилась. В глазах промелькнула враждебность.

— Я даже не должна говорить с вами.

— Кто это тебе сказал?

— Закон.

— Тебе уже приходилось сталкиваться с законом? — спросила Петра.

— Нет.

— Но ты в нем разбираешься.

— У меня брат в тюрьме.

— Где?

— В Ломпоке.

— За что?

— За кражу автомобиля.

— Значит, твой брат разбирается в законе? — сказала Петра. — Вот и посмотри, где он сейчас.

Сандра пожала плечами., От резкого движения платиновые волосы съехали набок. / Парик.

Петра пригляделась повнимательнее. Заметила, что и глаза у нее странные. Пустые, окруженные заметной желтизной.

— Ты нормально себя чувствуешь?

— Когда отпустите, буду чувствовать себя хорошо. Сандра Леон поправила парик. Подсунула под него палец

и улыбнулась.

— Лейкемия, — сказала она. — Я проходила курс химиотерапии. Раньше у меня были хорошие волосы. Говорят, они отрастут, но, должно быть, врут.

Ее глаза наполнились слезами.

— Могу я теперь уйти?

— Да, конечно. Девушка ушла.

 

ГЛАВА 3

 

Всю неделю детективы вели следственные действия по делу «Парадизо»: опросили родственников погибших подростков, встретились еще раз с потенциальными свидетелями. Никто из жертв не был связан с преступным миром. Родители утверждали, что дети были послушными. Не нашлось и родственников с криминальным прошлым. Уцепиться детективам было не за что.

Петра попросила у Дилбека разрешения обратиться к средствам массовой информации, и он дал добро. Три телевизионных канала в вечерних новостях демонстрировали эскизный портрет погибшей. Поступило несколько звонков. Ничего существенного.

Она занялась кроссовками в надежде, что здесь найдется зацепка. Не тут-то было: магазин «Кей Март», кроссовки изготовлены в Макао. Такую обувь отправляли в Штаты в огромных количествах. Петра увидела их даже на распродажах.

Снова попыталась встретиться с Сандрой Леон, потому что ее слишком нервозное поведение казалось необъяснимым. Впрочем, возможно, оно связано с ее болезнью. Петра решила обращаться с несчастной девчонкой максимально деликатно: бог знает, через что она прошла со своей лейкемией. Звонила ей по телефону, но трубку никто не снимал.

После убийства миновало десять дней, но у детективов не было ни одной зацепки. На следующем совещании Мак Дилбек сказал, что этим делом отныне будут заниматься лишь трое детективов. Дилбек по-прежнему будет за старшего, а Люк Монтойя и Петра будут на подхвате. После совещания Петра спросила его:

— Что это значит?

Мак, не поднимая глаз, собирал бумаги.

— Что вы имеете в виду?

— На подхвате.

— Я открыт для идей.

— Неопознанная девушка, — сказала Петра. — Может, дело в ней. Об ее исчезновении никто не заявил.

— Странно, правда? — подхватил Мак.

— Может, кто-то хотел, чтобы ее не стало. Мак пригладил блестящие волосы.

— Вы хотите что-то узнать о ней?

— Попытаюсь.

— Да, это хорошая мысль.

Быстрый переход