Изменить размер шрифта - +
Дин же был в отличном расположении духа - доволен

собой, весел и шумлив в предвкушении бала. У “Братьев Риверс” он выбрал с полдюжины галстуков, неторопливо обсудив достоинства каждого из них с

приятелем. Похоже, что узкие галстуки снова входят в моду, а? Стыд и позор, как это Риверсы до сих пор не могут раздобыть валлийских

морготсоновских воротничков! Что ни говори, а “ковингтон” лучший воротничок на свете.
     Гордона охватывало отчаяние. Деньги нужны ему были позарез. К тому же у него теперь пробудилось смутное желание отправиться на

университетский бал. Ему хотелось повидать Эдит. Он не встречался с ней ни разу после одного памятного вечера в гаррисбергском загородном клубе

накануне его отъезда во Францию. Воспоминание об этой встрече утонуло в водовороте войны и окончательно изгладилось из памяти за последние три

месяца, когда жизнь его пошла вкривь и вкось, но сейчас он снова увидел перед собой Эдит - очаровательную, веселую, упоенно болтающую о каких-то

пустяках, и этот образ пробудил к жизни множество воспоминаний. Перед ним снова возникло ее лицо... Все годы, проведенные в университете, он

испытывал восторженное и робкое преклонение перед этой девушкой. Он любил рисовать ее - в его комнате висело около дюжины набросков: Эдит играет

в гольф, Эдит плавает... Он мог с закрытыми глазами набросать ее капризный, влекущий профиль.
     В половине шестого они вышли от “Братьев Риверс” и остановились на тротуаре.
     - Ну, я вполне укомплектован, - довольно сказал Дин. - Теперь назад в отель - постричься, побриться, сделать массаж.
     - Правильно, - отозвался его приятель. - Я, пожалуй, последую твоему примеру.
     - “Неужели ничего не выйдет?” - думал Гордон. Он едва удержался, чтобы не крикнуть приятелю Дина:
     "Убирайся к черту!” С отчаянием в душе он начинал подозревать, что Дин нарочно таскает за собой этого малого, чтобы избежать разговора о

деньгах.
     Они вернулись в отель “Билтмор”. Там уже было полно очаровательных молоденьких девушек. Большинство из них съехалось на этот первый в их

жизни большой бал - бал знаменитой студенческой организации знаменитого университета - из разных городов, со всех концов западных и южных штатов.

Но перед Гордоном лица их мелькали, как во сне. Он уже собирался с духом для последней мольбы, уже готов был сказать что-то, сам еще не зная что,

когда Дин извинился перед приятелем, взял Гордона за локоть и отвел в сторону.
     - Горди, - торопливо пробормотал он, - я все основательно обдумал и вижу, что не могу одолжить тебе этих денег. Рад бы выручить тебя, да не

могу - я тогда сяду на мель на целый месяц.
     Гордон тупо глядел на него, удивляясь про себя, как это он никогда раньше не замечал этих торчащих зубов...
     - Я страшно огорчен, Горди, - говорил Дин. - Но ты видишь, как обстоит дело.
     Он достал бумажник и не спеша отсчитал семьдесят пять долларов.
    

Бесплатный ознакомительный фрагмент закончился, если хотите читать дальше, купите полную версию
Быстрый переход