Изменить размер шрифта - +

   - Но ведь Марию ты полюбил?
   - Да. Сразу и очень крепко.
   - Я ее тоже люблю. Очень люблю. Да. Очень.
   - Я тоже, - сказал Роберт Джордан и почувствовал, что голос у него звучит
глухо. - Да. Я тоже. - Ему было приятно говорить это, и он еще раз произнес эту
фразу, такую церемонную по-испански: - Я ее очень сильно люблю.
   - Я оставлю вас вдвоем, после того как мы побываем у Эль Сордо.
   Роберт Джордан помолчал. Потом ответил:
   - Это не нужно.
   - Нет, друг. Нужно. Времени осталось немного!
   - Ты прочитала это у меня на руке? - спросил он.
   - Нет. Забудь про свою руку - это все глупости.
   Она хотела отбросить это, как и многое другое, что могло повредить
Республике.
   Роберт Джордан промолчал. Он смотрел, как Мария убирает в пещере посуду. Она
вытерла руки, повернула голову и улыбнулась ему. Ей не было слышно, что говорила
Пилар, но, улыбнувшись Роберту Джордану, она покраснела так густо, что румянец
проступил сквозь ее смуглую кожу, и снова улыбнулась.
   - Есть еще день, - сказала женщина. - У вас есть ночь, но еще есть, и день.
Конечно, такой роскоши, какая была в мое время в Валенсии, вам не видать. Но
землянику или другую лесную ягоду и здесь можно найти. - Она засмеялась.
   Роберт Джордан положил руку на ее широкое плечо.
   - Тебя я тоже люблю, - сказал он. - Я тебя очень люблю.
   - Ты настоящий Дон-Жуан, - сказала женщина, стараясь не показать, что она
растрогана. - Так недолго и всех полюбить. А вон идет Агустин.
   Роберт Джордан вошел в пещеру и направился прямо к Марии. Она смотрела на
него, и глаза у нее блестели, а лицо и шея снова залились краской.
   - Здравствуй, зайчонок, - сказал он и поцеловал ее в губы.
   Она крепко прижала его к себе, посмотрела ему в лицо и сказала:
   - Здравствуй! Ох, здравствуй! Здравствуй!
   Фернандо, все еще покуривавший за столом, теперь встал, покачал головой и
вышел из пещеры, захватив по дороге свой карабин, приставленный к стене.
   - По-моему, это очень неприлично, - сказал он Пилар. - И мне это не нравится.
Ты должна следить за девушкой.
   - Я и слежу, - сказала Пилар. - Этот товарищ - ее novio [жених (исп.)].
   - О, - сказал Фернандо. - Ну, раз они помолвлены, тогда это в порядке вещей.
   - Рада слышать, - сказала женщина.
   - Я тоже очень рад, - важно сказал Фернандо. - Salud, Пилар.
   - Ты куда?
   - На верхний пост, сменить Примитиво.
   - Куда тебя черти несут? - спросил важного маленького человечка Агустин.
   - Исполнять свой долг, - с достоинством сказал Фернандо.
   - Долг! - насмешливо проговорил Агустин. - Плевать на твой долг! - Потом,
повернувшись к женщине: - Где же это дерьмо, которое я должен караулить?
   - В пещере, - сказала Пилар. - Два мешка. И сил моих больше нет слушать твою
похабщину.
   - Твою мать, - сказал Агустин.
   - Своей-то у тебя никогда и не было, - беззлобно сказала Пилар, поскольку
этот обмен любезностями уже дошел до той высшей ступени, на которой в испанском
языке действия никогда не констатируются, а только подразумеваются.
   - Что это они там делают? - теперь уже вполголоса спросил Агустин.
   - Ничего, - ответила ему Пилар. - Nada. Ведь как-никак, а сейчас весна,
скотина.
   - Скотина, - повторил Агустин, смакуя это слово.
Быстрый переход
Мы в Instagram