Loading...
Изменить размер шрифта - +

Стоящий позади доктора Ракса четырнадцатый барон деликатно кашлянул, прочищая горло.

Тот по‑прежнему игнорировал его робкие попытки привлечь к себе внимание.

Хотя один угол плиты был отломан, саркофаг находился в весьма приличном состоянии. Около сотни лет назад запрятанный с глаз подальше в один из подвалов в доме предков Монтклэра, он, казалось, избежал воздействия каких‑либо факторов, включая и само время.

«За исключением пауков». Доктор отодвинул в сторону пыльный занавес из паутины, поморщился и, пытаясь сдержать дрожь пальцев, вытащил из кармана пиджака фонарик, дающий узкий пучок света.

– Что‑то не так?

У четырнадцатого барона была причина для некоторого беспокойства. Весьма престижная фирма, специализирующаяся на реконструкции зданий, должна была в следующем месяце заняться превращением этой бесформенной груды развалин, доставшейся ему от предков, в весьма фешенебельный оздоровительный клуб, а этот проклятый каменный ящик устроился как раз на том месте, которое предназначалось проектом для женской сауны.

Сердце доктора Ракса едва не оборвалось от такого вопроса. Ему удалось пробормотать: «Ничего», а затем он наклонился и очень осторожно направил луч фонарика на нижний край скользящей плиты. В центре известкового шва, на шесть дюймов выше основания саркофага он увидел почти совершенно целую глиняную печать. Насколько удалось доктору Раксу разглядеть сквозь пыль и паутину – с картушем Тота, древнеегипетского бога мудрости.

У него перехватило дыхание. Нетронутая печать могла означать только одно: саркофаг, вопреки всеобщей уверенности, не был пуст.

На протяжении нескольких секунд доктор пристально смотрел на печать и боролся с собственной совестью. Надменные бритты утверждали, что не нуждаются в этом артефакте. Он не был обязан доводить до их сведения, что именно они отдают. С другой стороны... Ракс вздохнул, выключая фонарик, и выпрямился.

– Мне необходимо позвонить, – сказал он обеспокоенному пэру. – Не могли бы вы указать мне, где находится телефон?

* * *

– Доктор Ракс, какой приятный сюрприз! Все еще в Хэверстед‑Холл, не так ли? Ну и как вам этот чудовищный каменный ящик в поместье лорда?

– В сущности, я беспокою вас именно по этому поводу. – Ракс глубоко вздохнул: лучше всего покончить с этим делом побыстрее, разочарование будет не столь болезненным. – Доктор Дэвис, вы ведь присылали сюда одного из ваших людей взглянуть на этот саркофаг?

– А в чем дело? – Британский египтолог недовольно фыркнул. – Возникли какие‑то затруднения при идентификации?

Ракс немедленно вспомнил, за что и насколько сильно он невзлюбил этого человека.

– Нет, я думаю, что смогу его классифицировать. Просто удивляюсь тому, что ни одного из ваших сотрудников этот артефакт не заинтересовал.

– Да у того, кто этим занимался, даже руки до него, наверное, не дошли – после того, как им пришлось осмотреть остальной хлам, извлеченный Монтклэром изо всех углов и щелей дома. Неужели вы считаете, что предок лорда, покидая в свое время Египет, мог, наряду с драгоценностями, совершенно случайно привезти в свое поместье что‑то действительно стоящее?

Профессиональная этика боролась с жаждой обладания вожделенным предметом. Этика победила.

– Если речь идет о саркофагах...

– Послушайте, доктор Ракс. – Вздох доктора Дэвиса на другом конце линии прозвучал подобно взрыву. – Этот саркофаг, конечно, может показаться вам значительным историческим экспонатом, но, поверьте мне, у нас есть все, что нам надо. Все запасники забиты памятниками материальной культуры, исторически важными артефактами, для исследования которых уже сейчас не хватает времени.

«А у вас такого нет», – прозвучал не слишком скрытый намек.

Быстрый переход