Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

«А у вас такого нет», – прозвучал не слишком скрытый намек.

– Я думаю, мы можем себе позволить, чтобы кусок базальта, даже не украшенный орнаментом, отправился в колонии.

– Значит, я могу послать за своими лаборантами и начинать упаковку? – спросил Ракс тихим голосом; пальцы доктора, старавшегося совладать с собственным волнением, нервно теребили телефонный провод.

– Если вы уверены, что не хотите воспользоваться помощью моих сотрудников...

«Нет, даже если придется тащить саркофаг на себе всю дорогу до дома».

– Благодарю вас, но в этом нет необходимости. Я уверен, что ваши сотрудники полностью погружены в изучение исторически намного более важных артефактов.

– Прекрасно, если вы предпочитаете такой путь, – как вам будет угодно. Мне предстоит завершить оформление документов. Вы сможете вывезти свой артефакт с такой легкостью, как если бы это была гипсовая миниатюра Биг Бена. – В голосе собеседника доктора явно прозвучало, что для него эти две вещи равноценны.

– Благодарю вас, доктор Дэвис.

«Напыщенная эгоцентрическая ослиная задница, – добавил про себя Ракс, вешая телефонную трубку. – Ну ладно, – попытался утешить он свою совесть, – никто не посмеет сказать, что я не пытался».

Доктор оправил пиджак и, ободряюще улыбаясь, повернулся к совершенно изведшемуся барону.

– Мне помнится, вы сказали, что запрашиваете пятьдесят тысяч фунтов?..

* * *

– Ох, доктор Ракс. – Карен Льюис встала и отряхнула пыль с колен. – Вы уверены, что британцы действительно не пожалеют об этой вещи?

– Абсолютно.

Доктор Ракс дотронулся до нагрудного кармана и секунду прислушивался к успокоительному шелесту документов. Доктор Дэвис сдержал слово. Саркофаг может покинуть Англию как только закончится упаковка, и он уже договорился со страховой компанией.

Она взглянула на печать. На ней был картуш То‑та – ни один другой символ некрополя не считался столь редким. То, что подразумевала эта печать, попадалось еще реже.

– Они знали о... – Девушка указала рукой на глиняный диск.

– Я позвонил доктору Дэвису сразу же после того, как увидел это. – Что было истиной.

Карен нахмурилась и обменялась недоверчивым взглядом с другим лаборантом. Что‑то здесь было не так. Ни один ученый в здравом уме за все блага мира не расстался бы с опечатанным саркофагом, учитывая возможности, которые за этим скрывались.

– И доктор Дэвис сказал?.. – продолжала допытываться она.

– Доктор Дэвис сказал, я цитирую: «Этот саркофаг может показаться вам значительным историческим экспонатом, но, поверьте мне, у нас есть все, что нам надо. Все запасники полностью забиты памятниками материальной культуры, исторически важными артефактами, для исследования которых уже сейчас не хватает времени». – Доктор Ракс постарался скрыть ухмылку под нахмуренными бровями. – А потом он добавил: «Я думаю, мы можем себе позволить, чтобы кусок базальта, даже не украшенный орнаментом, отправился в колонии».

– Вы не сказали ему о печати, не так ли, доктор?

Он пожал плечами.

– А вы, после того как услышали такое, сказали бы?

– Я, наверное, после этого вообще бы не стала разговаривать с этим самодовольным наглым типом, – сердито бросила Карен Льюис. – Мы сделаем все в лучшем виде, доктор Ракс. Упакуем так, что даже паутина прибудет на место нетронутой.

Ее коллега кивнул, соглашаясь.

– Колонии, – фыркнул он. – Какого черта! Что он сам‑то из себя представляет?

Доктор Ракс вынужден был сдержать себя, чтобы не припустить, удаляясь, вприпрыжку.

Быстрый переход
Мы в Instagram