Loading...
Изменить размер шрифта - +
 – Какого черта! Что он сам‑то из себя представляет?

Доктор Ракс вынужден был сдержать себя, чтобы не припустить, удаляясь, вприпрыжку. Хранитель отдела египтологии Королевского музея провинции Онтарио не должен скакать как козел. Такое поведение недостойно его положения. Но ведь никто не скрепляет известковым, раствором и не запечатывает затем пустой гроб!

– Да! – Оказавшись в одиночестве в заброшенном подвале, он все же позволил себе торжествующий жест. – Мы раздобыли себе мумию!

* * *

Движение возобновилось снова, и память начала восстанавливаться. Песок и солнце. Тепло. Свет. Ему не было необходимости вспоминать тьму: тьма была его спутником слишком долго.

* * *

Из‑за большого веса саркофага его перевозка по воздуху была невозможна, поэтому весьма привлекательным представлялось неспешное путешествие через Атлантику на роскошном океанском лайнере «Квин Элизабет II». К сожалению, средства, выделенные на приобретение артефакта, лишь ненамного перекрывали расходы, связанные с покупкой, упаковкой и страхованием. Максимум, что могли выдержать фонды музея, – фрахт датского грузового судна, направлявшегося из Ливерпуля в Галифакс. Корабль отходил от берегов Англии второго октября. Бог и Северная Атлантика благоволили путешествию, и судно после десятидневного плавания благополучно прибыло в Канаду.

Доктор Ракс, отправив обоих своих лаборантов домой самолетом, сам путешествовал вместе с артефактом, не желая, хотя и понимал, конечно, что это глупо, расставаться с ним. Хотя судно иногда брало на борт пассажиров, удобства им предоставлялись спартанские, а еда, хотя и питательная, была весьма неприхотливой. Доктор Ракс ничего не замечал. Получив отказ на просьбу разместиться в грузовом трюме рядом с саркофагом, он старался находиться как можно ближе к нему и к мумии, которая, он был уверен, в нем содержалась, и занимался подготовкой материалов отчета, а ночами, лежа на узкой койке, представлял, как будет открывать извлеченный из него гроб.

Иногда он представлял, как все это будет освещаться средствами массовой информации: сообщения о находке века появятся вскоре в каждой программе телевизионных новостей и на первых полосах газет всего мира. Предстоят годы исследований... не замедлят появиться контракты на книги, многочисленные лекционные туры...

Некоторое время над этим под его руководством будут работать сотрудники его отдела – работать медленно и методично. Чистая наука. Исследование с большой буквы без какой‑либо коммерческой подоплеки. Невозможно представить, какое наслаждение он будет испытывать.

Также доктор Ракс представлял себе содержимое саркофага во всех мыслимых формах или в комбинациях этих форм. Вряд ли внутри могла находиться мумия кого‑либо из семьи правителя – более вероятно, жреца или придворного высокого ранга, – и потому он надеялся на отсутствие ароматических масел, которые привели к частичному разрушению мумии Тутанхамона.

Он так сроднился со своим сокровищем, что мог спуститься в трюм и безошибочно найти свой контейнер из сотен ему подобных. Его помыслы были заняты им, и ничто другое его уже не интересовало – ни море, ни корабль, ни моряки. Один из матросов, португалец, всякий раз при его приближении осенял себя знаком против дурного глаза.

Доктор каждую ночь перед сном беседовал с мумией.

– Скоро, – говорил он ей, – уже скоро.

* * *

Он мог вспомнить лицо, обеспокоенное, с тонкими чертами, склонявшееся над ним; губы что‑то беспрестанно бормотали. Он помнил руку, мягкую кожу, влажную от пота, когда она закрывала ему глаза. Он вспомнил ужас, который испытал, когда тканью накрыли его лицо. Он вспомнил боль, когда холщовой полоской, содержащей заклятие, надежно ее закрепив, обернули его тело.

Но он не мог вспомнить себя самого.

Он мог ощущать лишь одну ка, причем настолько близко, что легко сможет овладеть ею, как только удастся до нее дотянуться.

Быстрый переход