Loading...
Изменить размер шрифта - +
Он выключил
свет,  взял  свечу и прошел к спальне,  на  дверях которой висела  маленькая
грифельная доска. Взяв мел, он написал большими буквами:  "Разбудить в семь,
кофе в девять", - закрыл за собой дверь и лег в постель. Несколько секунд он
неподвижно лежал с открытыми глазами и усилием воли пытался вызвать  в своем
сознании  образ картины.  Насытившись  созерцанием, он  закрыл  светло-серые
глаза, чуть слышно вздохнул  и  сразу  уснул.  Утром в  указанное время  его
разбудил Роберт. Верагут тут  же встал, умылся в  соседней  комнате холодной
водой  из-под  крана, надел застиранный костюм  из грубой  серой холстины  и
прошел  в мастерскую,  где  слуга  уже поднял  тяжелые жалюзи.  На маленьком
столике  стояла тарелка с фруктами,  графин  с водой  и кусок ржаного хлеба.
Задумчиво стоя перед мольбертом  и разглядывая картину, он протянул руку  за
хлебом.  То отходя от холста, то  снова приближаясь  к нему, он съел немного
хлеба, выудил  из  стеклянной тарелки  несколько  вишен, увидел лежавшие  на
столике письма и газеты, не  стал их разбирать и  сразу же с сосредоточенным
видом уселся на складной стул перед картиной.
     Небольшая,  горизонтального  формата  картина  изображала раннее  утро,
увиденное  художником  несколько  недель  назад  во  время  одной  поездки и
запечатленное на  многих  эскизах.  Он  остановился в  маленькой деревенской
гостинице на Верхнем Рейне, не дождался  коллегу, с  которым собирался здесь
встретиться,  провел неприятный  дождливый вечер в  прокуренной  комнате для
приезжающих  и отвратительную  ночь в сыром, пахнувшем известкой и  плесенью
номере. После неспокойного сна в дурном расположении духа он поднялся еще до
восхода  солнца,  нашел двери запертыми,  через  окно  в  гостиной  выбрался
наружу, отвязал на берегу Рейна лодку и выплыл в предутренний туман медленно
текущей   реки.  Уже   собираясь   повернуть  назад,   он  увидел,   что  от
противоположного берега навстречу ему движется лодка. Холодные, едва заметно
подрагивающие лучи  серого  дождливого  рассвета обтекали темные очертания и
делали рыбацкую  лодку непомерно большой. Внезапно  захваченный и до глубины
души  взволнованный  этим  видом  и необычным освещением,  он придержал свою
лодку  и  подождал,  когда  рыбак  подплывет  ближе.  Тот остановился  около
поплавка и  вытащил из холодной воды вентерь. Две широкие серебристо-матовые
рыбы на мгновение сверкнули над серой поверхностью воды и с чмокающим звуком
упали на дно лодки. Верагут немедля попросил рыбака подождать, достал кисти,
краски, бумагу и наспех набросал акварельный эскиз. Он остался в деревне еще
на день,  рисовал,  читал,  а утром  следующего дня снова  делал наброски на
реке. Покинув это место, Верагут без конца возвращался  мыслями к  увиденной
картине, она  занимала и  мучила  его, пока не  обрела  форму, и  вот он уже
несколько дней работал над  холстом и был близок к его завершению. Обычно он
писал  свои пейзажи в ясные солнечные дни или при теплом, преломленном свете
в лесу и в  парке, поэтому серебристая прохлада  реки доставляла ему  немало
трудностей,  но она  же придавала картине новое звучание.
Быстрый переход