Loading...
Изменить размер шрифта - +

     Комната старика была рядом. Дюкро постучал.
     - Гассен! Эй, старина! Гассен!
     Ему почему-то вдруг стало страшно. Пальцы лихорадочно зашарили по двери - где же ручка? Наконец дверь открылась; Дюкро сделал шаг и в недоумении повернулся к Мегрэ.
     Комната была пуста. Постель стояла нераскрытой, ночная рубашка с расправленными рукавами, которую вечером положила г-жа Дюкро, так и лежала на одеяле.
     - Гассен!
     Окно было плотно закрыто, и Мегрэ невольно с подозрением посмотрел на инспектора. Но вот что-то привлекло внимание Дюкро: в одном месте штора слегка топорщилась. Он подошел ближе и спокойно, хладнокровно ее отогнул.
     На стене висел человек, темный, непомерно вытянувшийся. Веревка оказалась непрочной, при первом же прикосновении она порвалась, и старик с тяжелым стуком рухнул на землю. Тело, уже успевшее застыть, походило на статую, и было даже странно, что оно не разбилось.
     В несвежем воздухе столовой еще висел тяжелый запах табака выкуренных накануне трубок; на залитой вином, усыпанной пеплом скатерти в беспорядке стояли грязные бокалы.
     Во дворе у только что раскрытого окна ждала машина.
     Г-же Дюкро и молодой чете, чьи шаги доносились со второго этажа, - супруги еще не были готовы к завтраку, - ничего не сказали.
     Дюкро же, водрузив на стол локти, ел так, как не ел никогда раньше: ожесточенно заглатывая, прямо пожирая пищу, словно его подгонял ненасытный голод. Он не говорил ни слова. Слышался только звук жующих челюстей да шумное хлюпанье, когда судовладелец жадно втягивал в себя кофе с молоком.
     - Принеси пиджак, воротничок и галстук.
     - Разве ты не пойдешь одеваться в спальню?
     - Делай, что тебе говорят.
     Быстро расправляясь с завтраком, он смотрел в пространство. Потом встал из-за стола, чтобы надеть пиджак, но вдруг почувствовал, что ему нечем дышать.
     - Я собрала чемодан, - пролепетала жена.
     - Потом, потом.
     - А Берту ты не подождешь?..
     Она кивнула на потолок, но Дюкро опять промолчал.
     - А как же Гассен?
     - Им займется инспектор, - поспешил вмешаться Мегрэ.
     Действительно, Люкас уже позвонил в местный участок и в прокуратуру.
     И они неловко, с неуместной поспешностью отбыли вдвоем. Перед отъездом Дюкро, может быть даже машинально, поцеловал жену в лоб.
     - Так ты обещаешь, Эмиль? У нас снова будет буксир?
     - Да, да.
     Дюкро спешил. Казалось, что-то подгоняет его. Он тяжело плюхнулся на заднее сиденье, а Мегрэ приказал шоферу:
     - В Шарантон.
     Ни тот, ни другой не оглянулись назад. Зачем? И только когда машина на несколько километров углубилась в лес Фонтенбло, Дюкро вдруг сжал Мегрэ руку:
     - А ведь я в самом деле не понимаю, зачем спал с его женой!
     И тут же, без перехода, обратился к шоферу:
     - Вы не могли бы побыстрей?
     Его неумытое, обросшее щетиной лицо казалось грязным. Он пошарил в кармане трубку, но не нашел - забыл дома. Шофер протянул ему голубую пачку сигарет.
     - Можете думать, что хотите, но мне редко когда бывало так хорошо, как вчера вечером. Мне все казалось... Да нет, этого не объяснишь.
Быстрый переход