Loading...
Изменить размер шрифта - +

Когда она впервые наткнулась на него, он был прикован к помосту в аду, с распоротой грудью, распиленными и обнаженными ребрами, с запястьями и лодыжками, висящими на тонких сухожилиях.

Он выглядел как кусок туши у местного мясника.

Я возьму два фунта жареного огузка и фунт молотой телятины. Оптом. Только оптом. Меня действительно тошнит от вас.

В течение многих лет, она провела слишком много времени в одиночестве, беседы с самой собой стали ее единственным источником развлечений… и, к сожалению, общения.

Я бы заказала четыре фунта свиной корейки.

Несмотря на его состояние, найти его было лучшим, что когда-либо происходило с ней. Кейн стал ее билетом к свободе. Или, возможно… признанием?

Принцесса Синда, ее сводная сестра и самая лучшая женщина из, когда-либо рожденных Фей, не была Повелителем, но хранила демона Безответственности. Очевидно, демонов было больше чем непослушных, укравших ящик, воинов и оставшихся отдали обитателям Тартара – подземной тюрьмы для бессмертных. Первый муж Синды был одним из таких обитателей, и однажды, когда мужчина умер, демон переполз в нее.

Когда король Фей узнал об этом, то кинулся собирать сведения о причине произошедшего… и решении. Пока все не вернулись ни с чем.

Я могла бы привести Кейна на заседание Высшего Суда Фей, показать его, позволить ответить на вопросы общины, и возможно мой отец заметит меня, действительно заметит, впервые в жизни.

Ее плечи поникли. Нет, я никогда не вернусь.

Жозефина всегда была и будет придворной девочкой для битья, которая получала наказания вместо Синды Возлюбленной.

Синда всегда была виновна.

На прошлой неделе, принцесса, в сердцах, сожгла королевскую конюшню, со всеми животными, заключенными внутри. Приговор Жозефины? Билет в бесконечность… портал, ведущий в Преисподнюю.

Где, день идёт за тысячу лет и тысяча лет проходит, словно день так, что казалось, находишься в бесконечной вечности, она падала вниз, вниз, вниз черной ямы. Жозефина кричала, но никто не слышал. Просила помилования, но никого это не заботило. Плакала, но так и не нашла поддержки.

И в результате, она и еще одна девушка очутилась в центре преисподней.

Каким потрясением стало осознание, что она никогда не была одинока.

Девушка оказалась Фениксом, из расы, произошедшей от Греков. Каждый чистокровный воин обладал способностью воскресать из мертвых, снова и снова, и становился все сильнее после каждого возрождения – пока не придет окончательная смерть, и тело больше не сможет восстановиться.

Кейн начал метаться и снова застонал.

– Я не позволю, чтобы с тобой что-то произошло, – пообещала Жозефина ему.

И Кейн успокоился.

Если бы Феникс обрадовалась Жозефине так же. Когда девушка впервые увидела ее, ненависть пронзила ее, далеко выходящая за рамки того, что дети Титанов – такие, как Жозефина – и дети Греков обычно чувствовали друг к другу. Но все же, Феникс не попыталась убить ее, вместо этого она позволила Жозефине пройти сквозь пещеру в поисках выхода, без какой либо помощи своей убывающей энергии. Как и Жозефина, она просто хотела выбраться.

Они натыкались на забрызганные тёмно-красным стены, вдыхали зловонный запах серы. Ворчание и стоны отдавались в ушах, создавая страшную симфонию, к которой их истощенные чувства не были готовы. Потом они наткнулись на изувеченное тело воина. Жозефина узнала в мужчине воина, несмотря на его состояние, и остановилась.

Трепет наполнил ее. Здесь, перед ней! Тот самый печально известный Повелителей Преисподней. Она не знала, как ему помочь, когда едва ли могла позаботиться о себе, но решила попытаться. Сделать всё, что окажется необходимым.

Необходимым оказалось многое.

Жозефина взглянула на него.

– Ты был первой и единственной возможностью исполнить мое самое величайшее желание, – призналась она, – нечто, что я определенно, не смогла бы сделать сама.

Быстрый переход