Изменить размер шрифта - +

– Ты же не серьезно. Ты не можешь быть серьезной.

– Я не шучу.

Он стукнул себя по челюсти, действие, говорящее о разочаровании и агрессии.

– Как тебя зовут?

– Думаю, будет лучше, если ты не узнаешь. Таким образом, не будет никакой эмоциональной привязанности, и ты сможешь легко выполнить то, что я потребую.

– Я никогда на самом деле не говорил, что сделаю это, – проскрежетал он, – И почему ты на меня так смотришь?

– Как так?

– Так, будто я… огромная коробка шоколада.

– Я наслышана о тебе, – ответила она, и уклонилась от темы. Правда, без объяснения причин.

– Вряд ли. Если бы ты что-то слышала обо мне, то убежала бы в ужасе.

О, правда?

– Я знаю, что ты сражался во многих войнах, твои друзья часто оставляли тебя позади, опасаясь, что ты призовешь на них какую-нибудь неприятность. Я знаю, что ты часто скрывался вдали от мира, боясь того же. И все же, тебе удалось убить тысячи. Осмелюсь сказать даже несметное количество?

Кейн провел языком по идеально белым зубам.

– Как ты это узнала?

– Почему бы нам не назвать это… слухами.

– Слухи не всегда верны, – пробормотал он, и в мгновение ока, обвел взглядом комнатушку и снова сфокусировался на девушке.

Он также знал, что этот визуальный осмотр стал привычкой, выработанной за годы, за раз замечать всё. Входы, выходы, оружие, которое могут использовать против него – оружие, которое может использовать он.

Но сейчас, он видел только отслоившиеся желтые обои, обшарпанную тумбочку с разбитой лампой. Запыленный кондиционер. Коричневый плюшевый ковер. Мусорное ведро, заполненное окровавленными тряпками и пустыми упаковками лекарств, которыми девушка лечила его раны.

– Тот день в Преисподней, – начал он. – Ты сказала, чего хочешь, а потом совершила ошибку, предположив, что я согласился.

Прозвучало как отказ. Но… он не может отказать мне. Не сейчас.

– Ты пробулькал свое согласие. А дальше, я выполнила свою часть. Теперь твоя очередь.

– Нет. Я никогда не просил тебя о помощи. – Голос Кейна хлестал словно кнут, ударяя по ней, доставляя бесспорную боль. – Никогда не хотел.

– Хотел, еще как! Твои глаза умоляли меня, и ты не можешь этого отрицать. Ты не можешь видеть свои глаза, поэтому понятия не имеешь, что они делали.

Длительная пауза. Потом, очень спокойно, Кейн произнёс: – Думаю это самый бессмысленный аргумент, который я слышал.

– Нет, самый умный, но твой мизерный мозг просто не может этого понять.

– Мои глаза не просили, – возразил он, – и точка.

– Просили, еще как, – настаивала она. – И я сделала ужасную вещь, чтобы вытащить тебя. – К сожалению, отправка Фениксу открытки с извинениями не решит проблему.

Столь слаба, какой Жозефина являлась в Преисподней, она потребовала помощи с Кейном. Только после того, как она догнала Феникс, прорубающую себе путь на свободу, начались неприятности. Девушка так яростно отказывалась… гнить в аду, фейская шлюха… что, Жозефина поняла, нет шансов её переубедить. Поэтому, Жозефина воспользовалась способностью, которой обладала только она. Благословение при правильных обстоятельствах. Проклятие, что держало ее замкнутой от мира, без физического контакта. Только одним прикосновением, она украла силу из тела Феникса, превратив девушку в кучу костей.

Да, Жозефина взвалила воинственную женщину на плечо и вынесла из Преисподней, то же она сделала с Кейном, убивая демонов на своем пути – чудо, принимая во внимание, что она никогда не дралась и дня в своей жизни – в конечном счете, нашла путь наружу, но это не имело значения для Феникса.

Быстрый переход