Loading...
Изменить размер шрифта - +

– Нет, не меняет даже моих обстоятельств. Меня накажут в любом случае.

Убить…

Но воин не закончил.

– Я был неправ, когда сказал, что ты опустошен. Твоя чаша еще не наполнена. Вода, залитая внутрь, медленно вытесняет масло. Теперь, ты исполнен воды… с любовью. Я… прошу прощения за смерть твоей жены.

– Теперь это не имеет значения. – Кейн вытащил два кинжала.

Посланник вздохнул.

– Ты не хочешь драться со мной.

– Ты прав. Я хочу убить тебя! – Кейн запустил один из кинжалов в шею Малькольма, но тот исчез, оружие миновало его и врезалось в дерево. Затем, ангел явился снова.

Кейн запустил второй клинок, но Посланник повторил то же движение.

Он двинулся вперед. Значит они уладят все помощью рук.

– Твоя женщина. – Нахмурившись, Малькольм склонил голову на бок и посмотрел Кейну за спину. – Она в огне.

Кейн развернулся, увидев танцующее пламя на кончиках ее больших пальцев. Снова в нём зажглась надежда, когда он понял, что происходит. Если она забрала способности Петры, то может восстать из собственного пепла.

Но что если Петра была близка к окончательной смерти?

Воин отчаянно наблюдал, как пламя распространялось на Динь… на ее лодыжки. Колени. Талию. Ее плечи… голову. Пока полностью ее не охватило.

Она начала обугливаться. Образовалась кучка пепла.

Потом, ничего. Пламя исчезло.

Разрушилась еще одна надежда.

Кейн взорвался.

Он вырывал куски земли. Он пинал и бил деревья. Его…

Отбросило взрывной волной пламени. Он перекатился и вскочил на ноги. Рядом с ним, Малькольм сделал то же самое. Снова огонь разбушевался, в этот раз потрескивая над пеплом, поднимая его, закручивая их вместе.

Пожалуйста, подумал Кейн. Пожалуйста.

В поле зрения появилась очертания женщины, парящей в центре пламени. Лицо Динь начало обретать форму, затем ее волосы, тело, и сердце Кейна чуть не выпрыгнуло из груди.

Она открыла глаза, и пламя мгновенно погасло. Ее обнаженное тело рухнуло на землю, и она стала задыхаться.

Дыши. Она должна дышать.

Это сработало!

Кейн рухнул на колени, испытав сильное облегчение.

Динь подняла дрожащую руку, повертела на свету, потом подняла вторую.

– Я в самом деле здесь. – Ее глаза расширились. – Кейн, я в самом деле здесь!

Он неуклюже поднялся на ноги и, шатаясь, подошел, желая немедленно к ней прикоснуться. Прямо сейчас. Эмоции застряли в горле, когда он упал к ее ногам и заключил в объятия.

– Я никогда так не радовался, смотря как кто-то горит, – сказал он, сжимая её крепко. – Ты переродилась, милая. Ты переродилась.

– Но только Феникс может… – Понимание расцвело на ее прекрасном лице. – Феникс! Я забрала из нее силы.

– Да. – Чудо идеального чувства времени. Выбор… и судьба.

– Уильям должно быть убил ее, – подтвердил Малькольм. – Только так Жозефина могла сохранить эту способность. Это означает, что дар не исчезнет. Она больше не наполовину человек. А полностью бессмертная, хотя, кажется, ее способность слабее, чем у других Фениксов. Они обычно загораются спустя секунды после нанесения им смертельного удара.

Кейн думал, что больше не может плакать, но все же слезы текли по его щекам. Динь теперь бессмертна, и его навсегда.

– Спасибо, – поблагодарил он, слова предназначались Динь, Малькольму и его предводителю. – Огромное спасибо.

Малькольм посмотрел на небо, застыл и, возможно, даже улыбнулся.

– Мне велели сказать тебе, что ребенок преобразовался вместе с матерью. Хотя ему всего несколько дней, он чрезвычайно одаренный и очень сильный.

Быстрый переход