Loading...
Изменить размер шрифта - +
И как только проснешься, ты понадобишься мне, чтобы выполнить свое обещание.

А потом…

Она вздохнула, успокоилась. Провела кончиками пальцев по его брови.

Даже во сне он вздрогнул.

– Не надо, – зарычал Кейн. – Я уничтожу тебя, порву на куски. Тебя и всю твою семью.

Воин не хвастался, не раздавал пустых угроз. Он всё сделает, чтобы это произошло, и возможно будет улыбаться все время.

Возможно? Ха! Так и будет. Типичный Повелитель.

– Кейн, – произнесла она, и снова он успокоился. – Я подумала, может тебе уже пора проснуться. Моей семьи здесь нет, и они не хотят, чтобы я вернулась. Хотя для меня в той яме прошло тысячу лет, только день минул для них. Поскольку мне так и не удалось вернуться в Седуир, Феи-солдаты уже, возможно, охотятся за мной.

Чтобы подкинуть в её чашу страданий, Феникс определенно начала охоту за ней, решив пленить и отомстить Жозефине, за все неправильно сделанное ею во время их побега.

– Кейн. – Она осторожно тряхнула его плечо. Его кожа была на ощупь поразительно мягкой и изысканно гладкой, и все еще лихорадочно горячей, а мышцы под ней тугие и твердые словно камень. – Мне нужно, чтобы ты открыл глаза.

Длинные ресницы приподнялись, открывая золотисто-изумрудные радужки, остекленевшие и тусклые. Секундой позже большая мускулистая рука обвилась вокруг шеи девушки, опрокидывая ее на спину. От чего матрас подпрыгнул, даже под ее небольшим весом. Она не оказывала сопротивления, когда Кейн перекатился на нее сверху, удерживая на месте. Мужчина оказался настолько тяжёлым, что под его захватом, девушка не могла вдохнуть аромат роз, который ассоциировала с ним.

Необычный запах для мужчины, и этого она не понимала.

– Кто ты? – прорычал он. – Где мы?

Он обращается прямо ко мне. Ко мне!

– Отвечай.

Она попыталась ответить, но не смогла.

Воин ослабил хватку.

Теперь. Лучше. Глубокий вдох. Выдох.

– Для начала, я твоя удивительная и замечательная спасительница. – С тех пор как умерла мать, Жозефина не получала комплименты, и она решила дарить их себе при каждой возможности. – Освободи меня, и мы обсудим все подробности.

– Кто? – спросил он, хватая ее крепче.

Перед глазами мелькнул черный. Легкие горели, отчаянно нуждаясь в воздухе, но она по-прежнему не сопротивлялась.

– Женщина. – Он снова ослабил хватку. – Отвечай. Сейчас же.

– Хам. Отпусти. Немедленно. – Возразила она, вдыхая кислород.

Не могла бы ты следить за своими словами, пожалуйста? Тебе же не хочется его отпугнуть.

Кейн резко отскочил от нее и присел на край кровати. Взгляд остановился на ней, пристально наблюдая за тем, как она приподнялась и села. Румянец окрасил его щеки, и девушка задалась вопросом, смущался он из-за своих действий или просто пытался скрыть слабость, все еще одолевавшую его.

– У тебя пять секунд, женщина.

– Или что, воин? Ты причинишь мне боль?

– Да. – Решительно. Уверенно.

Глупый мужчина. Будет очень неловко, если она попросит его поставить автограф на своей футболке?

– Ты не помнишь, что обещал мне?

– Я ничего тебе не обещал, – ответил он, и хотя тон оставался уверенным, черты его лица потемнели от замешательства.

– Обещал. Вернись в свой последний день в Преисподней. Где был ты, я и несколько сотен твоих злейших врагов.

Он свел брови, глаза осветились воспоминанием, пониманием… потом ужасом. Кейн тряхнул головой, как будто отчаянно хотел выбить мысли, что сейчас крутились в его разуме.

– Ты же не серьезно. Ты не можешь быть серьезной.

– Я не шучу.

Быстрый переход