Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

   - Тетя Полли, этого не может быть. Дядя Сайлас мягок, как каша.
   -  И все-таки тетя Салли волнуется. Она пишет, что из-за этих ссор дядя
Сайлас совершенно переменился.
   Все  соседи  уже  говорят  об  этом  и, конечно, обвиняют дядю Сайласа,
потому что он проповедник и не должен ссориться. Тетя Салли пишет, что ему
так  стыдно, что он с трудом заставляет себя читать проповеди; и все стали
хуже к нему относиться, и его теперь любят гораздо меньше, чем раньше.
   -  Ну  и дела! Вы ведь знаете, тетя Полли, дядя Сайлас всегда был таким
добрым,  таким  рассеянным, не от мира сего - ну просто как ангел! И что с
ним произошла, ума не приложу!


Глава II. ДЖЕК ДАНЛЕП

   Нам  здорово  повезло  -  мы попали на пароход, который плыл с севера в
какую-то из мелких рек в Луизиане, так что мы могли проехать всю Верхнюю и
Нижнюю  Миссисипи  прямо до фермы дяди Сайласа в Арканзасе без пересадки в
Сент-Луисе - ни много ни мало чуть не тысячу миль.
   Пароход  нам  попался  на редкость унылый, пассажиров было совсем мало,
все  старики и старухи, которые держались подальше друг от друга, дремали,
и  их  вообще  не  слышно  было.  Четыре дня ушло на то, чтобы выбраться с
верховьев  реки,  потому что пароход то и дело садился на мель. И все-таки
нам не было скучно - разве могут скучать мальчишки, которые путешествуют!
   С  самого  же начала мы с Томом решили, что в соседней с нами отдельной
каюте  находится  какой-то  больной, потому что стюард относил туда еду. В
конце  концов мы спросили об этом у стюарда, - то есть Том спросил. Стюард
сказал, что там мужчина, но что он совсем не выглядит больным.
   - Как, разве он не больной?
   -  Понятия  не  имею,  может,  и  больной,  только, по-моему, он просто
притворяется.
   - А почему вы так решили?
   -  Да  потому,  что,  если  бы  он  был  больным,  он хоть когда-нибудь
раздевался бы, - как по-вашему? А он никогда не раздевается. Даже сапог не
снимает.
   - Ну да? Даже когда ложится спать?
   - Так и ложится в сапогах.
   Ну,  Тома  Сойера  хлебом  не корми, только дай ему какую-нибудь тайну.
Если  вы  перед  ним и передо мной положите рядом тайну и кусок пирога, то
вам и предлагать нечего, чтобы мы выбирали то или другое; все решится само
собой.  Уж такой я человек, что тут же брошусь к пирогу, а Том обязательно
бросится  к  тайне.  Люди ведь бывают разные. Да это и к лучшему. Так вот,
Том и спрашивает у стюарда:
   - А как его фамилия?
   - Филлипс.
   - А где он сел на пароход?
   - Кажется, что в Александрии, в Айове.
   - А как по-вашему, что он затеял?
   - Понятия не имею, я никогда над этим не задумывался.
   Вот еще один человек, подумал я, который потянется за пирогом.
   -  А  вы  ничего  не  заметили особенного в том, как он ведет себя, как
разговаривает?
   -  Да  нет,  ничего. Разве только пугливый он очень, дверь каюты всегда
запирает  -  и  днем  и ночью. А когда стучишь к нему, никогда не откроет,
пока через щелочку не увидит, кто это.
   -  Черт  возьми,  это  интересно!  Хотелось  бы  мне взглянуть на него.
Быстрый переход
Мы в Instagram