Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

Необходимо было предпринять нечто чрезвычайное.

И он погрузился в раздумья. Длинный стол под белой гладкой, как атлас, скатертью, два десятка мужчин, сидевших за ним, отошли на задний план, уступив место лихорадочным поискам выхода. Дабы круто изменить наметившийся ход событий, нужно выкинуть что‑то сногсшибательное. Но тут до него дошло, что уже какое‑то время говорил принц дель Куртин:

– …Нельзя же голословно обвинять человека в шпионаже и полагать, что мы сразу поверим. Мы знаем – когда вам очень нужно, вы можете быть самой изобретательной выдумщицей на всем белом свете. Если бы я предвидел, что случится нечто подобное, непременно пришел бы сегодня утром на заседание кабинета. Вы готовы, Иннельда, представить хоть какие‑нибудь доказательства?

Хедрок заерзал в кресле. Ближнее окружение императрицы в основном одобрило приговор, по сути, даже не дав себе труда задуматься над его мотивами и обоснованием. Следовательно, чем скорее эти люди перестанут болтать, тем лучше. Но тем большую осторожность необходимо проявлять ему. И повернуть дело так, чтобы императрица пошла на попятную. В какой именно форме – не имеет значения.

Когда императрица заговорила, голос у нее был мрачноватый и напряженный, хотя она пыталась сдерживать себя:

– Весьма сожалею, но прошу вас поверить мне на слово. Возникло весьма серьезное положение. Оно было единственным предметом обсуждения на сегодняшнем заседании кабинета. Уверяю вас: решение о казни капитана Хедрока принято единогласно, хотя лично я огорчена тем, что возникла столь печальная необходимость.

– Иннельда, я был лучшего мнения о вашем интеллекте, – заметил Хедрок.

– Уж не думаете ли вы, будто я разузнал об очередном злокозненном выпаде против Торгового Дома оружейников, кстати, явно бессмысленном, совершенно бесполезном, и теперь вознамерился сообщить им об этом пустяке?

Правительница обожгла его взглядом.

– Я вовсе не собираюсь раскрывать все наши карты, – чеканила она, словно била молотом по наковальне. – Не знаю, какие средства связи вы используете для контакта с вашим начальством, но мне известно, что они существуют. Мои физики постоянно регистрируют на своих приборах мощные волны дальней связи.

– Исходящие из моей комнаты? – мягко спросил Хедрок.

Она взглянула на него в упор, сердито кривя губы. В ее словах не было полной уверенности:

– Вы не посмели бы прийти сюда, если бы все было столь очевидно. И довожу до вашего сведения, сэр, что не намерена вступать в пререкания.

– Хотя даже не представляете себе, о чем идет речь, – молвил Хедрок так спокойно, как только мог. – Я сказал все необходимое, дабы доказать свою невиновность, когда открыл никому не известный здесь факт, и могу повторить: в возрасте шестнадцати лет вы одну ночь провели в постели с живой змеей.

– Вот‑вот! – воскликнула императрица. Она задрожала от восторга. – Начинаются признания. Итак, вы предполагали, что придется защищаться, и приготовили неотразимую реплику.

Хедрок пожал плечами:

– Против меня что‑то готовилось. В течение последней недели мою квартиру обыскивали каждый день. Меня принуждали выслушивать скучнейшие монологи увешанных орденами болванов из Военного министерства. Я оказался бы круглым дураком, если бы не просчитал все возможные варианты.

– Никак не возьму в толк, – вступил в разговор один молодой человек, – при чем тут змея? Каким образом ваша осведомленность о ней доказывает вашу невиновность?

– Не будьте таким ослом, Мэддерн, – заметил принц дель Куртин. – Все очень просто. Торговый Дом оружейников знал интимные подробности жизни дворца Иннельды задолго до того, как здесь появился Хедрок.

Быстрый переход
Мы в Instagram