Изменить размер шрифта - +
 — Je veux alter a la Rue Sang des Innocents.

Таксист вытащил изо рта зубочистку и скорчил недовольную гримасу:

— Ваш французский — самый отвратительный из всего, что я когда-либо слышал, а я слышал много плохого французского.

— Так вы все-таки говорите по-английски! — воскликнула я, захлопывая разговорник. — Вы же сказали, что не говорите! Ну откуда я знаю, правильное это предложение или нет. Так написано у меня в книжке.

— Да все, в общем-то, правильно, но ваш акцент… — Его слегка передернуло, затем, наклонившись, он открыл дверцу машины. — Очень хорошо, я отвезу вас на улицу Крови Невинных, но это будет дорого стоить.

— Сколько? — спросила я и залезла на заднее сиденье, не выпуская из рук чемоданчик.

Дядя Дэмиен дал мне несколько сотен евро, но я знала, что этой суммы едва хватит, чтобы оплатить ночь в отеле, два раза поесть и позволить себе мелкие расходы вроде поездок на такси.

Таксист бросил мою сумку рядом со мной и сел за руль:

— Поездка стоит тридцать шесть евро, но вам она обойдется дороже.

— Как это?

Он улыбнулся мне в зеркало заднего вида:

— До того момента, как мы приедем на улицу Крови Невинных, вам придется выучить три фразы на французском. С ними вы никогда не пропадете в Париже.

Я согласилась на его условия и, поскольку до встречи с мадам Довиль еще оставалось время, попросила его завезти меня в отель, в котором Бет забронировала номер. Я зарегистрировалась, бросила сумку на кровать, провела щеткой по волосам, чтобы выглядеть не как растерянное существо в незнакомом городе, а как профессиональный курьер, и сбежала вниз, где Рене ждал меня в своем такси.

Без пяти минут пять такси подкатило к шестиэтажному зданию кремового цвета, с высокими арками и замысловатыми решетками на окнах.

— Ух ты! — выдохнула я, высовываясь из машины, чтобы рассмотреть дом. — Здорово! Выглядит таким… французским!

Рене, откинувшись назад, протянул руку и открыл мне дверцу. Я схватила свои вещи и вылезла на булыжную мостовую, по-прежнему разглядывая здание во все глаза.

— Ну, понимаешь ли, все здания здесь — это старинные особняки. Это очень богатый район. Сам остров Сен-Луи длиной всего шесть кварталов и шириной два квартала. А теперь ты заплатишь мне ровно тридцать шесть евро и повторишь фразы, которым я тебя научил.

Я оторвала взгляд от здания и, улыбнувшись, протянула Рене деньги:

— Если кто-то будет мне надоедать, я скажу: «Vou-lez-vous cesser de me cracker dessus pendant que vous parlez.

— Вы не могли бы не брызгать на меня слюной, когда говорите, — кивнув, перевел Рене.

— А если мне понадобится помощь, надо сказать: «J'ai ипе grenouille dans топ bidet.

— У меня в биде сидит лягушка. Очень хорошо. И последнее?

— Последнее надо приберечь для парня, который будет приставать ко мне. Чтобы от него отвязаться, надо сказать: «Su as ипе teteaairesauterlesplaquesdesegouts.

— У тебя не лицо, а крышка канализационного люка. Oui, tres bon. Сойдет. Желаю тебе удачи на встрече с богатой леди, bonne chance.

— Спасибо, Рене. Спасибо тебе за урок. Никогда не знаешь, когда потребуется сообщить окружающим, что у тебя в биде завелась амфибия.

— Погоди минутку. У меня для тебя кое-что есть. — Он несколько секунд шарил в небольшой коричневой сумке, затем вытащил потрепанную визитку и протянул ее мне с таким видом, словно это была большая ценность. — Можешь меня нанять в качестве шофера. Ты мне заплатишь, и я устрою тебе поездку по Парижу, покажу все достопримечательности. Звони мне на мобильный когда угодно.

Быстрый переход