Изменить размер шрифта - +
Я
включил для тебя в число приглашенных кое-кого из молодежи.
     Реальность превзошла  опасения.  По мере  того  как гости  собирались в
гостиной, которую мой  отец, не боясь показаться смешным, именовал галереей,
я убеждался, что их подбирали со специальной целью досадить мне. "Молодежью"
оказались мисс Глория Орм-Херрик, обучающаяся игре на  виолончели, ее жених,
лысый молодой  человек из Британского музея, и мюнхенский издатель-моноглот.
Я  видел,  как отец,  сопя, поглядывал на  меня  из-за стеклянного  шкафа  с
керамикой. В тот  вечер он носил  на груди, точно  рыцарский  боевой значок,
маленькую алую бутоньерку.
     Ужин  был  длинный  и  явно рассчитанный, как и состав  гостей, служить
тонким  издевательством.  Меню  не  было   произведением  тети  Филиппы,  но
восходило  к гораздо более ранним временам, когда отец еще обедал в детской.
Блюда отличались орнаментальностью  и были попеременно одни красными, другие
белыми. На  вкус  они и поданное  к  столу вино оказались одинаково  пресны.
После ужина отец подвел немца-издателя к  роялю, а сам,пока тот музицировал,
удалился с сэром Катбертом Орм-Херриком в галерею смотреть этрусского быка.
     Это был  вечер  кошмаров,  и,  когда  наконец  гости  разъехались, я  с
удивлением обнаружил, что еще только самое начало  двенадцатого.  Отец налил
себе стакан ячменного отвара и заметил:
     -- Какие у  меня,  однако, скучные знакомые! Знаешь,  если  бы меня  не
побуждало  твое  присутствие,  я  едва ли  раскачался  бы  пригласить их.  В
последнее время я вообще пренебрегал светскими обязанностями. Теперь,  когда
ты находишься здесь с таким долгим визитом, я буду часто устраивать подобные
приемы. Понравилась ли тебе мисс Орм-Херрик?
     -- Нет.
     -- Нет? Что же в  ней  вызвало  твое неодобрение:  маленькие  усики или
очень большие ноги? По-твоему, она приятно провела у нас время?
     -- Нет.
     -- Мне тоже так показалось. Боюсь, что никто из наших гостей не отнесет
сегодняшний  вечер  к  числу  счастливейших  в  своей  жизни.  Этот  молодой
иностранец, по-моему, играл из рук вон плохо. Где я мог с ним познакомиться?
С ним и с мисс Констанцией Сметуик? Ума не приложу. Но законы гостеприимства
следует соблюдать. Пока ты здесь, ты у меня скучать не будешь.
     В последующие две недели между нами  развернулась  война не на жизнь, а
на смерть, и я нес в ней более тяжелые потери, потому что у отца было больше
резервов и  шире пространство для маневрирования,  я же  был заперт на узком
плацдарме между горами и морем. Он не объявлял целей своих военных действий,
и я до сего дня не знаю, были ли они чисто карательными -- имелись ли у него
геополитические  соображения насчет того, чтобы  выдворить  меня за границу,
как в свое  время были выдворены тетя Филиппа в Бордигеру и кузен Мельхиор в
Порт-Дарвин,--  или  же, что более  вероятно,  он воевал  просто из  любви к
сражениям, в которых он, надо признаться, блистал.
     От Себастьяна  я  получил одно письмо --  большой, бросающийся  в глаза
конверт;  его подали  мне при отце,  когда мы сидели за завтраком, я заметил
его любопытный взгляд  и унес письмо с собою,  чтобы прочесть в одиночестве.
Быстрый переход
Мы в Instagram