Изменить размер шрифта - +
..", "Мистеру Джоркинсу это, без сомнения,
покажется весьма провинциальным...", "На  огромных пространствах, к  которым
привыкли у вас...",-- а  мой гость  явно  чувствовал, что его  принимают  за
кого-то  другого,  но никак не мог  устранить недоразумение. В течение всего
ужина  он  искательно заглядывал отцу  в  глаза, надеясь найти в них простое
подтверждение  того,  что это  всего  только изощренная  шутка, но  встречал
взгляд, исполненный  столь безмятежного добросердечия, что  оставался сидеть
совершенно обескураженный.
     Один раз мне показалось,  что отец  зашел  уж слишком далеко. Он сказал
Джоркинсу:
     -- Боюсь, что, живя в Лондоне, вы очень скучаете без вашей национальной
игры.
     -- Без моей национальной игры? -- переспросил Джоркинс, сначала  ничего
не поняв,  но  потом  сообразив,  что  ему  открывается  наконец возможность
поставить все на свои места.
     Отец  перевел с него на  меня  взгляд,  ставший на мгновение из доброго
злобным, потом обратил его, опять  подобревший, на Джоркинса. Это был взгляд
игрока, открывающего против фуля покер.
     -- Без вашей национальной  игры,-- любезно подтвердил  он.--  Я  имею в
виду крикет.--  И  безудержно засопел  носом, весь  трясясь  и  утирая глаза
салфеткой.--  Работа в Сити,  вероятно,  почти  не оставляет  вам времени на
крикет?
     На пороге столовой он с нами простился.
     --  Всего  доброго, мистер Джоркинс,--  сказал он.-- Надеюсь,  вы опять
посетите нас, когда в следующий раз будете в нашем полушарии.
     -- Послушай, что  это твой папаша тут наговорил? Ей-богу,  он, кажется,
считает меня американцем.
     -- У него бывают странности.
     -- Зачем он мне  советовал  сходить в Вестминстерское аббатство?  Чудно
как-то.
     -- Да. Я сам не всегда его понимаю.
     --  Ей-богу,  мне  показалось,  что он  меня разыгрывает,--  озадаченно
признался Джоркинс.
     Контратака отца  последовала через несколько  дней. Он  разыскал меня и
спросил:
     -- Мистер Джоркинс все еще здесь?
     -- Нет, папа, конечно, нет. Он был у нас только к ужину.
     -- Жаль,  жаль. Я  думал,  что  он  у нас  гостит. Такой разносторонний
молодой человек. Но ты, я надеюсь, ужинаешь дома?
     -- Да.
     -- Я пригласил сегодня гостей, чтобы внести немного разнообразия в твое
унылое домоседство. Как  ты думаешь, миссис Эйбл справится? Нет, конечно. Но
гости будут не  очень  придирчивы. Ядро, если можно так выразиться, составят
сэр  Катберт и леди Орм-Херрик. После ужина будут,  надеюсь, музицировать. Я
включил для тебя в число приглашенных кое-кого из молодежи.
     Реальность превзошла  опасения.  По мере  того  как гости  собирались в
гостиной, которую мой  отец, не боясь показаться смешным, именовал галереей,
я убеждался, что их подбирали со специальной целью досадить мне. "Молодежью"
оказались мисс Глория Орм-Херрик, обучающаяся игре на  виолончели, ее жених,
лысый молодой  человек из Британского музея, и мюнхенский издатель-моноглот.
Быстрый переход
Мы в Instagram