Loading...
Изменить размер шрифта - +

— Нет, — возразила Морган, освобождаясь, но не теряя ритма.

Его улыбка слегка померкла, но в озорных зелёных глазах плескалось веселье. Морган пыталась не поддаться соблазну. Это было почти невозможно, однако ей удалось.

— Не бери в голову. Ты держишь меня достаточно близко.

Он шаловливо опустил взгляд на низкий вырез черного вечернего платья и с сожалением сказал:

— Не настолько близко, чтобы меня это устроило.

Всю сознательную взрослую жизнь и большую часть юности Морган, почти постоянно, боролась со стремлением людей, особенно мужчин, предполагать, что большая грудь обязательно означает низкое IQ. Поэтому она всегда злилась на мужчин, обращавших внимание на размер ее бюста. Кроме Куина. У него была особая привычка говорить вещи крайне оскорбительные и, при этом, заставлять её глупо смеяться. Морган всегда чувствовала, что интерес Куина к её пышной красоте был как искренним, так и почти комически страстным.

— Да, тебе точно придется пострадать, — сказала она так сурово, как могла.

Он вздохнул.

— Я страдаю с той самой ночи, как мы встретились, Моргана.

Морган не стала обращать его внимание на то, что уже дважды достаточно прямо предлагала ему стать любовниками. Куин был в настроении поспорить, и девушка знала, что он не воспринял бы её серьёзно. Помимо этого, она не хотела напоминать о его отказах.

— Бандит, — пробормотала она.

— Ты безжалостная женщина. Я уже говорил это, не так ли?

В тот раз на нём было только полотенце и повязка. Морган прогнала воспоминания.

— Послушай, я только хочу знать, что ты здесь делаешь? И не говори, что ты со мной танцуешь.

— Хорошо, не буду — любезно ответил он. — Я просто присутствую на вечере.

Морган заскрежетала зубами, сохраняя на лице улыбку.

— Я не в настроении препираться с тобой. Это Макс провёл тебя в дом?

— Я с самого начала в списке приглашённых на этот вечер, дорогая.

Забыв, о том, что должна улыбаться, она с неодобрением посмотрела на него.

— Что? Этого не может быть! Лео с самого начала планировал устроить вечеринку за день до открытия коллекции «Тайны прошлого», а приглашения он разослал ещё месяц назад — на самом деле, около двух месяцев. Как это возможно…?

Куин слегка покачал головой, а затем увёл её из центра зала. Немногие гости обратили на них внимание. Однако Морган поймала взгляд Макса Баннистера, наблюдавшего с другого конца зала. Но его серые глаза ничего не выражали.

Все что она знала на данный момент — Куин помогает Интерполу схватить другого вора. Морган совершенно не сожалела о предыдущих встречах с Куином, а после того, как ухаживала за ним после ранения несколько недель назад, она едва ли могла смотреть на него как на незнакомца. Но она также понимала, что их отношения — за неимением лучшего определения — представляли собой еще одно осложнение и без того запутанной ситуации, окружавшей выставку «Тайны прошлого».

Макс имел полное право расстроиться из-за неё, подумала Морган. И возможно, так оно и было на самом деле, несмотря на то, что её работодатель и слова не сказал, чтобы она могла так думать.

Всё-таки он платил ей за управление выставкой, а не за свидания с вором.

И у Морган действительно не было необходимости общаться с известным преступником. Странно, как она могла забыть, кем был Куин.

Не давая возможности возразить, легко находя путь, мужчина увёл её из переполненного бального зала, по небольшому вестибюлю, на прохладную, безлюдную террасу. Лео не открывал застеклённую дверь бального зала, возможно потому, что когда начался приём, пошёл дождь. Плитка на террасе всё ещё была мокрой, и густой туман расползался по саду.

Быстрый переход