Изменить размер шрифта - +
 – Осталось только вспороть дураку живот и вытащить то, что нам надо. – Он повернулся к Айоле. – Прими мое сочувствие, Черная Сестра. Ты осталась без помощника.

– Нужно ей твое сочувствие! – хмыкнул Коверг. – Девочка знает, кем заменить эту падаль.

Айола, сверкнув глазами, подошла к окну и склонилась над неподвижным телом. Блейд, не двигаясь с места, ждал; голова у него болела нестерпимо. Что‑то во всей этой истории ему не нравилось, что‑то шло не так… Молнии, стрелявшие в висках, мешали сосредоточиться. Герцог… да, старый герцог… Он сказал: «приятель твой знает лучший способ»… и еще: «я сам с ним рассчитался»… Значит, это и есть расчет за все ночные муки? Примитивное отравление?

Внезапно Айола вскрикнула и отскочила в сторону. Тело Ратага зашевелилось, туловище начало на глазах раздуваться, и то, что все уже считали готовым к препарированию трупом, перевернулось на спину. Закусив губы, Блейд смотрел, как страшно выпучились глаза этого ожившего зомби, чуть не вылезая из орбит; туго натянувшаяся одежда с треском лопнула, обнажая стремительно менявшую цвет кожу, которая начала покрываться грязно‑зеленой чешуей. Кисти рук и ступни уродливо вытянулись, пальцы растопырились, обнаруживая разрастающиеся перепонки.

Руки! Он вспомнил, где ему показывали такую же кисть, с закостеневшими пальцами и длинными когтями!

Превозмогая боль в голове, разведчик отступил на пару шагов, прикрывая Айолу.

– Сагхарт! – вырвалось у него. Вот, значит, как герцог разводил этих тварей! Что ж, рабов у него хватало… Одна жемчужина шла на продажу, а вторая…

– Что? Что это? – Айола судорожно цеплялась за его плечо Ховестары, очнувшись от изумления, потянули из ножен сабли.

– Сагхарт, – повторил Блейд, – тварь, в жабрах которой водятся те самые зеленые камушки… Только с нашего друга ничего не получишь – слишком молод. Надо подождать лет сто… или двести.

Все было кончено. Растопырив уродливые лапы, на лохмотьях, которые еще недавно были одеждой Ратага, сидел чешуйчатый монстр, поглядывая на людей бессмысленно выпученными глазами. Он был отвратителен, как смертный грех, как жадная и завистливая душа первого помощника с «Жаворонка», и Блейд ощутил, как его желудок подкатывает к горлу.

Так вот в чем заключалась тайна, которую герцог поведал Ратагу! Вот какую месть уготовил Ринвел своему мучителю! Что ж, эта тварь и в самом деле будет жить долго, очень долго…

Ховестары стояли неподвижно, сжимая в руках клинки, словно парализованные ужасом при виде этого жуткого перевоплощения. На их глазах человек – правда, совсем дрянной человечишка! – превратился в чудовище, в демона, какой мог привидеться только в ночных кошмарах. Потом кто‑то поднял саблю и шагнул к сагхарту, намереваясь прикончить отвратительную тварь.

– Стойте! – воскликнул Блейд. – Не надо!

Он хотел сказать – «Отпустите его», но тут в затылок разведчика ударила острая игла боли. Он понял, что компьютер Лейтона снова нашел его среди мириадов миров Измерения Икс и что сейчас начнется мучительный путь домой. Прижав локти к груди, Блейд обхватил ладонями раскалывавшуюся на части голову и глухо застонал. Мрак наступал на него со всех сторон, затмевая синевшее за окном море, что‑то твердое давило в ребра. Боль ударила опять; нестерпимая боль, крестная мука возвращения. Последнее, что он видел, проваливаясь в беспамятство, были надвигавшиеся на него со всех сторон чудовищные морды сагхартов. Одна из них, похожая на Ратага, расплывалась в отвратительной ухмылке.

 

ГЛАВА 8

 

Омар был великолепен. Блейд покончил с ним, ловко орудуя серебряными крючочками и не забывая прихлебывать ледяное белое вино.

Быстрый переход
Мы в Instagram