Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

Опытный мент. Мужика в такой упаковке и с такой машиной за сто долларов не отпустят. Пришлось добавить еще четыре сотни, но капитан денег не взял.

— Уберите деньги. В моей машине сидит инспектор из службы собственной безопасности. Хотите срок получить за дачу взятки?

— Что же делать?

— Возвращаться домой на трамвае. Права останутся у меня, а машину мы отправим на штрафную стоянку. Утром, когда проспитесь, позвоните в службу эвакуации автомобилей, и вам скажут, где забрать машину. А за правами придете ко мне. Тогда и поговорим.

— Где же вас искать?

— Третий отдел ГИБДД Центрального округа, капитан Максимов.

Пришлось идти пешком. Он даже зонт с собой не взял. Моросил мелкий дождик, сырость пронизывала до костей. Влип. Когда-то его каждый мент узнавал в лицо. С любым инспектором мог договориться. Сошел с арены — и тут же забыли. Популярность вещь капризная, требует подпитки. Прожорливая стерва!

Павел перешел улицу и поднялся на бульвар. Сидя на мокрой скамейке, он попивал коньяк из горлышка и думал о своем.

Хороший хозяин собаку не выгонит на улицу в такую погоду, а он сидел, не обращая внимания на дождь, и копался в своих мыслях. Ни одной живой души вокруг.

Допив коньяк, он выбросил фляжку в урну, спустился по ступенькам на проезжую часть и, остановив первого попавшегося левака, попросил отвезти его на Таганку.

Шел первый час ночи, когда он добрался до известного ему бара. Как это ни странно, но его узнали. В последний раз он забредал сюда года полтора назад. Знакомая сутенерша стала еще толще, а золотых коронок во рту прибавилось. Зайчиков пускать можно при ярком освещении.

— Сдал, голуба. Однако пыл еще не растерял, коли старые тропы не забываешь.

— Полина еще работает?

— Куда же она денется. Пока есть спрос, есть предложение.

— Каковы ныне ставки?

— Тебе сделаем скидку. Двести за ночь.

— Нет вопросов. Где она?

— Сейчас доставим в подарочной упаковке.

Полина ничуть не изменилась. Девушка стоила своих денег. Главное, она имела терпение выслушивать его. Все лучше, чем разговаривать с початой бутылкой.

Слепцов отдал деньги сутенерше и вывел девушку на улицу.

— Вижу, у тебя опять какие-то проблемы, Пи?

Он усмехнулся. Отвык от собственной клички. Полина не называла его по имени. Сокращение «Пи», от писателя, соответствовало ее характеру. Слушать умела, а говорить не любила. Пара фраз после занудства собеседника нередко ставила все на свои места. Неглупая баба.

— У тебя есть крыша до утра? — спросил он без надежды на положительный ответ.

— Не надейся.

— Тогда едем на дачу. Квартиру в Москве я продал год назад.

— А где твоя тачка?

— Отняли час назад с правами вместе.

— Плохо ты кончишь, Пи. Все у тебя вверх тормашками. Стой здесь. Сейчас такси найду.

Один псих согласился ехать за город, потребовав двести долларов. Слепцов о деньгах не думал. Его финансовые проблемы кончились после получения огромного наследства, оставленного покойным композитором Акишиным в знак благодарности за книгу, о нем написанную.

Сели в машину и поехали.

— Ты так и не нашел ответа на гамлетовский вопрос? — спросила девушка.

— «Быть или не быть?»

— Жениться на молодой или нет.

— Женился, а потом она погибла. Выбросилась с девятого этажа.

— Закономерно. Иначе ее выбросил бы ты.

— Возможно. Но, скорее всего, у меня не хватило бы духа. Я тряпка. Она была женщиной с железной волей.

— Брось, Пи. Ты мой старый клиент. Не одну ночь я выслушивала твое нытье.

Быстрый переход
Мы в Instagram