Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

– Хватит! Моим пророчествам конец! Я ошибался. Я был точно так же слеп, как любая из квадриллионов крошечных точек в моих графиках!

Клия попятилась. Ей хотелось как можно дальше отойти от этого старика с глубокими, пронзительными глазами. Бранн стоял, уставившись в одну точку. Он был ошарашен. Ему казалось, что он здесь неуместен. Клия схватила его за руку и пожала, пытаясь успокоить, подбодрить. Они вдвоем стояли среди роботов, в доме знаменитого ученого, но Клия сцепилась бы с любым, кто бы счел ее и Бранна самыми незначительными из присутствующих.

– Ты не ошибался, – сказал Дэниел. – Равновесие существует. План только укрепился, но его осуществление должно пойти не такими прямыми путями. И, думаю, буквально через несколько минут ты сам нам расскажешь о том, как именно это произойдет.

– Ты переоцениваешь меня, Дэниел. Эта прелестная девушка, ее друг… и Вара Лизо – все они представляют собой могущественную силу, которую я не в состоянии уложить в формулы. Это извращение в биологической…

– Скажи, чем ты отличаешься от Вары Лизо? – спросил Дэниел у Клии.

Краешки ноздрей Бранна покраснели, лицо помрачнело.

– Я отвечу на этот вопрос, – заявил он. – Они не похожи одна на другую так, как ночь не похожа на день. В теле Клии не отыщется и косточки ненависти, и…

– Ну, я бы так не стала утверждать, – заметила Клия, хотя и была горда тем, как защищает ее Бранн.

– Что думаю, то и говорю, – буркнул Бранн. – Вара Лизо была настоящим чудовищем! – Он расправил плечи и задиристо вздернул подбородок, словно ожидая, что Дэниел станет спорить с ним.

– А ты – чудовище, Клия Азгар? – спросил Гэри, глядя на девушку испытующе и зорко.

Она не отвернулась, не отвела глаза. Гэри Селдон определенно не считал, что она в чем‑то ниже его. В его взгляде было нечто помимо уважения – нечто сродни интеллектуальному террору.

– Я другая, – только и ответила Клия.

Гэри по‑волчьи усмехнулся и восхищенно покачал головой.

– Да, действительно. Ты другая. Думаю, Дэниел согласится со мной в том, что на сегодняшний день мы покончили с роботами, и в том, что ты тому – живое подтверждение?

– Я очень неловко чувствую себя среди роботов, – подтвердила Клия.

– Тем не менее кое с кем из них ты сотрудничала – верно? С Лодовиком Тремой, к примеру?

Гэри обернулся к Дэниелу. Все эти предположения и теории вертелись у него в голове подсознательно, в течение нескольких дней после происшествия в Зале Освобождения. Дэниел был способен лишить его сознательных воспоминаний, но он не мог проникнуть до дна в глубины сознания Гэри.

– Ведь он был роботом, верно, Дэниел?

– Да, – ответил Дэниел.

– Одним из твоих соратников? – Да.

– Но… что‑то случилось, что‑то пошло не так.

– Да.

– Он ополчился против тебя. Он по‑прежнему выступает против тебя.

– Я учусь, Гэри. Он многому научил меня. А теперь пора тебе поучить меня… еще раз. Покажи мне, что должно быть сделано.

Дэниел пристально смотрел на Гэри.

– Что произошло с Лодовиком в космосе? – требовательно спросил Гэри.

Дэниел рассказал о происшествии с «Копьем Славы», не умолчал и о том, что случилось с кельвинистами, включая кончину Плассикса и те знания, которые были переданы Линь Чену.

– И никакой больше секретности, – задумчиво проговорил Гэри. – Те, кто должен будет узнать, узнают обо всем, по всей Галактике. Что я могу сказать тебе, Дэниел? Твое дело сделано.

Быстрый переход
Мы в Instagram