Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

     Буфетчик придвинул обоим по тарелке с бутербродами.
     - Нет, мне бифштекс, - сказал Талл.
     -  А  мне  не  надо,  -  сказал  Букрайт. - Два дня только и делал, что
смотрел,  как  из  этих  бифштексов  навоз  прет.  Да еще гонял их с полей и
огородов. Дайте мне колбасы и яичницу из шести яиц.
     Он  жадно  накинулся на хлеб. Рэтлиф повернулся на своем табурете и сел
лицом к пришедшим.
     - Стало быть, по мне соскучились, - сказал он. - А я-то думал, у вас на
Французовой  Балке  теперь  столько  нового народу, что, исчезни хоть дюжина
агентов  по продаже швейных машин, вы бы и тогда ничего не заметили. Сколько
новых родичей выписал к вам Флем Сноупс? Двоих? Троих?
     - Четверых, - сказал Букрайт с набитым ртом.
     -  Четверых?  -  сказал Рэтлиф. - Значит, этот кузнец - я хочу сказать,
тот  парень,  который  торчит в кузнице, покуда не настанет время идти домой
ужинать,  -  как  бишь  его?..  Ах  да,  Эк.  И тот другой, арендатор кузни,
руководитель...
     -  Теперь  он  будет школьным учителем, - тихо сказал Талл. - Во всяком
случае, так говорят.
     -  Да нет же, - сказал Рэтлиф.- Я говорю о Сноупсах. Об том, втором. А.
О. Его еще Джек Хьюстон швырнул тогда прямо в бадью.
     -  Об  нем и речь, - сказал Талл. - Говорят, он будет учительствовать у
нас  в  школе  на будущий год. Прежний учитель взял да и уехал как раз после
рождества.
     Вы и об этом, верно, еще не знаете.
     Но  Рэтлиф уже не слушал его. Он не думал о прежнем учителе. Он смотрел
на  Талла  до  того удивленный, что обычной насмешливой невозмутимости вдруг
как не бывало.
     -  Как? - сказал он.- Учителем? Этот тип? Этот Сноупс? Который пришел в
кузню  в тот день, когда Джек Хьюстон... Вот что, Одэм, я, правда, болел, но
как будто еще не оглох после болезни.
     Букрайт  не  отвечал.  Он прикончил свой хлеб, потянулся и взял кусок с
тарелки Талла.
     - Ты все равно не ешь, - сказал он. - Сейчас я велю принести еще.
     -  Ну  и  ну, - сказал Рэтлиф. - Провалиться мне на этом месте. Клянусь
богом, я как увидел его, так сразу и подумал - с ним что-то неладно. Вон оно
что.  Он  брался не за свое дело - кузница, полевые работы. Но что ему впору
быть  учителем  -  это  мне  и  в голову не приходило. Вон оно что. Он нашел
единственное  место  в  целом  свете, или, вернее, на Французовой Балке, где
можно  не  только полный день сыпать всякими присловьями, но еще и деньги за
это  получать.  Так,  так. Стало быть, Билл Уорнер схлопотал наконец беду на
свою голову. Лавку Флем сожрал, кузню сожрал, теперь до школы очередь дошла.
Остается только дом. Потом, ясное дело, он поневоле и  за  вас  примется, но
пока что ему еще придется попотеть с домом, потому что Билла...
     -  Ха!  -  односложно  сказал  Букрайт.  Он доел ломоть, который взял с
тарелки Талла, и кликнул буфетчика:- Эй, дайте-ка мне покамест кусок пирога.
     - Какого пирога, мистер Букрайт? - спросил буфетчик.
Быстрый переход
Мы в Instagram