Loading...
Изменить размер шрифта - +
- Ну, снимай.
     Мальчик оглядывался, как зверек. Стоял он теперь у самой двери - спиной к стеклам. Брови у него сдвинулись. Вдруг решительно он сбросил с

себя лохмотья и протянул Шельге:
     - На, давай свою.
     Но Шельга с величайшим удивлением глядел уже не на мальчика, а на него, подпирающего плечами дверные стекла.
     - Давайте, - сердито повторил Иван, - чего смеетесь? - не маленькие.
     - Ну и чудак! - Шельга громко рассмеялся. - Повернись-ка спиной.
     (Мальчик, точно от толчка, ударился затылком в стекло.) Повернись, все равно вижу, что у тебя на спине написано.
     Тарашкин вскочил. Мальчик легким комочком перелетел через веранду, перекатился через перила. Тарашкин на лету едва успел схватить его.

Острыми зубами Иван впился ему в руку.
     - Вот дурной. Брось кусаться!
     Тарашкин крепко прижал его к себе. Гладил по сизой обритой голове.
     - Дикий совсем мальчишка. Как мышь, дрожит. Будет тебе, не обидим.
     Мальчик затих в руках у него, только сердце билось. Вдруг он прошептал ему в ухо:
     - Не велите ему, нельзя у меня на спине читать. Никому не велено.
     Убьют меня за это.
     - Да не будем читать, нам не интересно, - повторял Тарашкин, плача от смеха. Шельга все это время стоял в другом конце террасы, - кусал

ногти, щурился, как человек, отгадывающий загадку. Вдруг он подскочил и, несмотря на сопротивление Тарашкина, повернул мальчика к себе спиной.

Изумление, почти ужас изобразились на его лице. Чернильным карандашом ниже лопаток на худой спине у мальчишки было написано расплывшимися от

пота полустертыми буквами:
     "... Петру Гар... Резуль...ы самые утешит... глубину оливина предполагаю на пяти киломе. - ах, продолж... изыскания, необх... помощь...

Голод... - торопись экспедиц..."
     - Гарин, это - Гарин! - закричал Шельга.
     В это время на двор клуба, треща и стреляя, влетел мотоциклет уголовного розыска, и голос агента крикнул снизу:
     - Товарищ Шельга, вам - срочная...
     Это была телеграмма Гарина из Парижа. Золотой карандашик коснулся блокнота:
     - Ваша фамилия, сударь?
     - Пьянков-Питкевич.
     - Цель вашего посещения?..
     - Передайте мистеру Роллингу, - сказал Гарин, - что мне поручено вести переговоры об известном ему аппарате инженера Гарина.
     Секретарь мгновенно исчез. Через минуту Гарин входил через ореховую дверь в кабинет химического короля. Роллинг писал. Не поднимая глаз,

предложил сесть. Затем - не поднимая глаз:
     - Мелкие денежные операции проходят через моего секретаря, - слабой рукой он схватил пресс-папье и стукнул по написанному, - тем не менее я

готов слушать вас. Даю две минуты. Что нового об инженере Гарине?
     Положив ногу на ногу, сильно вытянутые руки - на колено, Гарин сказал:
     - Инженер Гарин хочет знать, известно ли вам в точности назначение его аппарата?
     - Да, - ответил Роллинг, - для промышленных целей, насколько мне известно, аппарат представляет некоторый интерес. Я говорил кое с кем из

членов правления нашего концерна, - они согласны приобрести патент.
     - Аппарат не предназначен для промышленных целей, - резко ответил Гарин, - это аппарат для разрушения.
Быстрый переход