Изменить размер шрифта - +
Впрочем, не будем о грустном…
– В том, что стряслось… – поморщился Владимир Николаевич, явно не придя в вос-торг от такого определения, – тебе придется разобраться на месте.
– Ну уж нет, – твердо заявил я. Менять отпуск у моря на командировку в родной город желания не было ни малейшего. – Не имеете права.
– После отгуляешь.
– И не подумаю.
– Алена Евгеньевна…
Девушка достала из пляжной сумочки пластиковый файл и передвинула его через стол. Я с некоторой долей опаски вытащил из него пачку фотографий, глянул одну, вторую, третью… не удержался от брезгливой гримасы и уточнил:
– Где?
– Лесопарк неподалеку от первого корпуса госуниверситета.
– Когда?
– Вчера.
– Мать вашу, вашу ж мать… – тихонько протянул я себе под нос и обреченно спросил: – Каким рейсом вылетаем?

Глава 1

Самолет приземлился в Ямгороде в четыре сорок. Утра, разумеется. Во сколько выле-тали из Адлера, и вспомнить тошно. Вся ночь коту под хвост. И там не поспал, и здесь уже светает.
А ведь, казалось бы, – ну какие проблемы? Сел в самолет, опустил спинку кресла и со-пи в две дырочки.
Никаких проблем, но – не вышло. Слишком уж нервишки пошаливали. И пошаливали они вовсе не из-за боязни перелетов – обычно еще до набора высоты отрубаюсь, – нет, покоя не давали фотографии.
Слишком уж остро они напомнили о моем не слишком веселом житье-бытье в Пригра-ничье, этом провалившемся в края вечной стужи куске нашего мира. Ни там – где бы это «там» ни находилось, – ни здесь. Между.
Магия, исчадия Стужи, бандиты, недалеко ушедшие от бандитов власти, и – холод. Постоянный выматывающий холод в душе, прогнать который не могли ни девки, ни водка…
От нелегких раздумий меня отвлек несильный толчок, с которым шасси соприкосну-лись со взлетно-посадочной полосой, и последовавшие за ним жидкие аплодисменты пасса-жиров. Бортпроводница традиционно призвала всех не вставать с мест до полной оста-новки самолета, и тут же со всех сторон послышался металлический лязг пряжек.
– Подымайся, – заторопился Владимир Николаевич и выдернул наушник у сидевшей с другой стороны Алены Евгеньевны. – Шевелитесь!
– Команды не было, – зевнул я.
– Вставай, говорю!
Только хмыкнув, я откинул подлокотник, выбрался в проход и не успел еще достать свои вещи, как рядом оказалась бортпроводница. Но вместо ожидаемого нагоняя симпатич-ная девушка одарила меня милой улыбкой и указала в сторону кабины:
– Проходите, вас ожидают.
Я закинул на плечо лямку рюкзака и зашагал на выход. Спустился по трапу и озада-ченно обернулся к тащившему пару объемных сумок Владимиру Николаевичу.
– Это за нами, – указал тот на подогнанный к самолету черный внедорожник с наглухо тонированными стеклами.
И действительно, водитель немедленно выбрался со своего места, распахнул заднюю дверцу и принялся загружать в салон поклажу Владимира Николаевича. Я утруждать парня не стал и забрался на заднее сиденье вместе с рюкзаком. Алена Евгеньевна уселась рядом, куратор занял место впереди, и мы отправились в путь.
Плавно набравший ход автомобиль беспрепятственно покинул территорию аэропорта, вывернул на пустую трассу и помчался к городу. После бессонной ночи меня моментально укачало, глаза начали закрываться сами собой, и, устав клевать носом, я попросил:
– Может, радио послушаем?
Водитель послушно включил приемник, но там, как на грех, передавали выпуск ново-стей, и от монотонного голоса диктора спать захотелось только сильней.
– В ближайшее время: джазовый фестиваль, штормовое предупреждение и дерзкое ог-рабление коммерческого банка. Начнем с криминальной хроники.
Быстрый переход
Мы в Instagram