Loading...
Изменить размер шрифта - +
Его большая тупоносая голова металась
по земле, тридцатифутовое тело свивалось в причудливые  узлы  и
фигуры, язык облизывал губы, предвкушая будущий обед.
     -- Он  еще  ничего  не  ел,  --  сказал  Балу  со  вздохом
облегчения, как только увидел  красивый  пестрый  узор  на  его
спине,  коричневый  с  желтым.  --  Осторожно, Багира! Он плохо
видит, после того как переменит кожу, и бросается сразу.
     У Каа не было ядовитых зубов -- он даже презирал  ядовитых
змей  за  их  трусость, -- вся его сила заключалась в хватке, и
если он обвивал кого-нибудь своими огромными кольцами,  то  это
был конец.
     -- Доброй охоты! -- крикнул Балу, садясь задние лапы.
     Как  все  змеи  его  породы,  Каа  был глуховат и не сразу
расслышал окрик. Он  свернулся  кольцом  и  нагнул  голову,  на
всякий случай приготовившись броситься.
     -- Доброй охоты всем нам! -- ответил он. -- Ого, Балу! Что
ты здесь делаешь? Доброй охоты, Багира. Одному из нас не мешало
бы пообедать.  Нет ли поблизости вспугнутой дичи? Лани или хотя
бы козленка? У меня внутри пусто, как в пересохшем колодце.
     -- Мы сейчас охотимся, -- небрежно сказал Балу, зная,  что
Каа нельзя торопить, он слишком грузен.
     -- А  можно  мне  пойти  с  вами? -- спросил Каа. -- Одним
ударом больше или меньше, для вас это ничего не значит,  Багира
и  Балу,  а  я... мне приходится целыми днями стеречь на лесных
тропинках или полночи лазить по деревьям, ожидая, не  попадется
ли  молодая обезьяна. Пс-с-шоу! Лес нынче уже не тот, что был в
моей молодости. Одно гнилье да сухие сучья!
     -- Может быть, это оттого, что ты стал слишком  тяжел?  --
сказал Балу.
     -- Да, я довольно-таки велик... довольно велик, -- ответил
Каа не  без  гордости. -- Но все-таки молодые деревья никуда не
годятся. Прошлый раз на охоте я чуть-чуть не упал --  чуть-чуть
не  упал!  --  нашумел,  соскользнув с дерева, оттого что плохо
зацепился  хвостом.  Этот  шум  разбудил  Бандар-Логов,  и  они
бранили меня самыми скверными словами.
     -- Безногий желтый земляной червяк! -- шепнула Багира себе
в усы, словно припоминая.
     -- Ссссс! Разве они так меня называют? -- спросил Каа.
     -- Что-то  в  этом роде они кричали нам прошлый раз. Но мы
ведь никогда не обращаем на них внимания. Чего  только  они  не
говорят!  Будто бы у тебя выпали все зубы и будто бы ты никогда
не нападаешь на дичь крупнее козленка, потому будто  бы  (такие
бесстыдные врали эти обезьяны!), что боишься козлиных рогов, --
вкрадчиво продолжала Багира.
     Змея,  особенно  хитрый  старый удав вроде Каа, никогда не
покажет, что она сердится,  но  Балу  и  Багира  заметили,  как
вздуваются и перекатываются крупные мускулы под челюстью Каа.
     -- Бандар-Логи   переменили  место  охоты,  --  сказал  он
спокойно. -- Я грелся сегодня  на  солнце  и  слышал,  как  они
вопили в вершинах деревьев.
     -- Мы.
Быстрый переход