Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Эти двое: неотразимая красавица и большой интеллектуал‑умница – были самыми заметными мишенями для террористов.

Причины вражды между арабами‑террористами, за спинами которых стояла могущественная организация ОПЕК, и «Падшими ангелами» давно забылись в многолетних взаимных обвинениях. «Ангелы» считают, что неприязнь началась после инцидента в аэропорту Ананси, где наемники захватили звездолет, принадлежащий их организации. Подозрение пало на Объединенный Фронт мусульман‑фундаменталистов, хотя они так и не взяли на себя никакой ответственности.

Фронт повинен также и в катастрофе на одном из бразильских концернов. Через какое‑то время организация растворилась в дюжине банд, видимо для того, чтобы поскорее замести следы кровавых преступлений. Самых отъявленных головорезов бывшего Объединенного Фронта заметили в рядах формирования с символичным названием «Священный огонь».

Много разных нитей, незримых и потому очень опасных, тянулось сейчас к ничего не подозревающим пассажирам колесницы «Интелкорпа». Последствия экономических бойкотов, отзвуки бандитских акций, охота за заложниками – все это могло скверно отразиться на головастых ребятах из многообещающей фирмы.

В общем, было над чем поломать голову Алексу Гриффину, шефу Службы Безопасности Парка Грез. Слишком уж много тревожного сошлось на Игровом Поле «А».

Гриффин еще раз нажал на кнопку, и дисплей, мигнув, выдал изображения еще четырех колесниц, на которых восседали сотрудники «Тексако», «Ай‑Би‑Эм», «Аэрофлота» и консорциума «Митсубиси».

– Все‑таки хорошо, что человечество так далеко продвинулось на путях прогресса, – философски заметил Алекс. – «Ай‑Би‑Эм», «Митсубиси»… Подумать только… А ведь могли бы до сих пор жить в холодных пещерах и бросаться друг в друга камнями.

– Некоторые так до сих пор и живут, – усмехнулся Марти. – В переносном смысле, конечно.

«Барсум» должен дать человечеству шанс. Быть может, после этой игры люди посмотрят на себя со стороны и ужаснутся, поняв, как много сил и средств тратится на то, чтобы толкать человечество назад, к пещерам и каменным топорам.

– …Экспедиции «Викингов» в 1976 году доказали, что на Марсе нет никаких признаков жизни, опровергнув тем самым предположения Уэллса, Беляева и Ловелла… – вещал голос ведущего.

Алекс живо представил себе громадные марсианские небоскребы, уходящие высоко в оранжевое небо. В его фантазиях появились длинные опрятные улицы марсианских городов, по которым разгуливают восьминогие животные и краснокожие гуманоиды.

Вскоре небо почернело. Разом исчезли и небоскребы, и города, и снующие марсиане, а две большие картофелеобразные луны в оранжевом небе превратились в яркие, но малоинтересные точки.

– …Скорее всего, Марс, действительно, всего лишь безжизненная пустыня со слабой атмосферой и чудовищными перепадами температуры. В этих условиях не может выжить ни один микроорганизм, даже самый стойкий. А кроме того, поверхность этой красной планеты ежедневно подвергается воздействию жестокого радиооблучения. Несмотря на все наши мечты, жизни на Марсе нет, – заражал пессимизмом ведущий, но тут же неожиданно добавил: – Впрочем, благодаря нашей игре и вашим стараниям, на Марсе могут появиться настоящие марсиане!..

Колесницы участников игры уже неслись над каменистой равниной ржавого цвета. Лишь на горизонте, как акульи зубы, высилась гряда острых пик.

Чудился тонкий, безжизненный шепот чужого мира. Несмотря на присутствие Марти, Алекс почувствовал себя невыносимо одиноко. Почему? Неужели какие‑нибудь инфразвуки? Или это действие скрытых визуальных эффектов? В любом случае, все это одновременно зловеще и потрясающе.

Быстрый переход
Мы в Instagram